Боец ЛНР рассказал, как задерживали Надежду Савченко

Переглядів: 364
Боец ЛНР рассказал, как задерживали Надежду Савченко В мережі

Боец ЛНР с позывным «Илим» утверждает, что он лично брал украинскую военнослужащую Надежду Савченко в плен и после этого доставил ее в Луганск.


В интервью «Илим» подтвердил главный довод адвокатов Савченко о невиновности их клиентки: боец утверждает, что она была взята в плен до полудня 17 июня 2014 года, то есть до обстрела поселка Металлист, в результате которого погибли журналисты ВГТРК. Именно за убийство этих сотрудников, а также незаконное пересечение границы с Россией Надежду Савченко судят в Донецке (Ростовская область). При этом «Илим» уверен, что Савченко была главой снайперской группы и корректировала огонь по Металлисту (адвокат Ильи Новиков считает эту версию «легендой»).

В суд «Илима» в качестве свидетеля не приглашали — вместо него допросили «ополченцев» Дмитрия Ословского «Бекаса» (по версии следствия, участвовал в задержании Савченко) и Сергея Моисеева «Кэпа» (предположительно, отвез ее в Луганск). Они говорили, что Савченко была взята в плен уже после убийства журналистов ВГТРК.

Про бой в Стукаловой балке

— [В районе, где состоялся бой 17 июня, в день задержания украинской военнослужащей Надежды Савченко] было две высоты — Стукалова балка и поселок Металлист, где на перекрестке стоял пост ГАИ (именно здесь погибли сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин, в убийстве которых обвиняется Савченко — прим. «Медузы»).

В районе Металлиста находились наши боевые позиции, а чуть ниже стояли две «амфибии». Это была наша линия обороны [от украинской армии] номер два, ниже находилась Стукалова балка, где на дороге стояла линия обороны номер один. Тут в посадке с одной стороны дороги было пулеметное гнездо [сепаратистского] батальона «Заря», которую мы тогда называли «Зазря», а с другой стороны — позиции [военной] комендатуры [ЛНР], где был пулеметчик и СПГ [станковый противотанковый гранатомет] на прямой наводке. Между двумя точками — низина.

Утром мы подъехали на шести машинах к первой линии обороны [то есть к Стукаловой балке]. Когда мы начали выгружаться, кто-то закричал: «Атака пошла!», и мы увидели, что по трассе на нас в лобовую движутся два [украинских] БТР. Все заняли оборону.

За БТРами появился [украинский] танк, который боец [луганской] комендатуры «завалил» с СПГ. Один БТР батальон «Заря» остановил прямо перед пулеметным гнездом, он в него вплотную уперся. Его потом подбили выстрелом в зад. Второй БТР прошел через СПГ, лупя со всех бойниц ДШК [станковый пулемет на БТР], чуть нас с [сепаратистом] Витей не переехал, прорвался по прямой и ушел.

С перерывом в несколько минут пошла вторая атака или, по сути, третья, если считать танк. Приехали три [украинские] БМП, две мы подбили здесь, а третья БМП прорвалась за позиции — и мы ее подбили дальше из гранатомета в зад.

— Когда это было?

— Мне сложно сказать, когда именно, но бой начался часов в восемь, а в 12 дня Савченко уже передали лично [министру обороны ЛНР, нынешнему главе ЛНР Игорю] Плотницкому в руки. Это все произошло часа за четыре, это я гарантированно могу сказать.

На встречу «Илим» пришел со своим бывшим заместителем по тылу, который в основном молчит, но тут поправляет: «Это было с восьми до десяти утра». «Илим» довольно грубо его обрывает.

— Что было дальше?

— Из БТР посыпался [украинский] десант, который мы весь положили. Был даже курьезный случай: последний боец выскочил и понесся в окоп, а у пулеметчика заклинило ПК, он его отбросил и стал стрелять из «макара» 6-го класса. Только последним выстрелом он снес ему полголовы, и тот упал к нему в окоп. Я подбежал, посмотрел и говорю: «Брат, ну он, видимо, съесть тебя хотел».

Потом пошла вторая атака, и я вернулся на позицию, где прикрывал [сепаратиста] Володю, который вел бой сначала с СПГ, а потом в руки взял РПГ. Подошло три [украинских] БМП, одну завалили на подходе [выстрелом] в бочину, в моторный отсек, вторая прошла чуть вперед, где ее подбил в жопу наш боец Володя, который снес танк.

Гранатометчику Володе три пули вошли в воротник вокруг шеи, а одна пуля с ДШК [станковый крупнокалиберный пулемет] прошила бедро. Командиру комендантского взвода Вите пуля с ДШК разнесла вдребезги автомат, крепко поранив его и ранив меня. Когда на нас пошел БТР, я как раз его перевязывал — у него очень сильно было поранено лицо, — в этот момент БТР и прорвался.

— Был же еще танк, который дошел до Металлиста?

— Да, тамошний начальник взвода комендатуры, позывной «Омский», Игорь Артемьев, пропустил его над собой через окоп и двумя выстрелами с РПГ остановил его. Экипаж танка — командир, старший лейтенант и два танкиста — вышел и заскочил в двухэтажный дом на второй этаж.

В это время мы [на Стукаловой балке] с начальником «Зари» на первой линии обороны «Геной-коброй» завели [подбитый] БТР и два БМП и поставили их в ряд на дороге, развернув орудиями к противнику. БТР вообще нормальный был, вторая БМП тоже, у третьей через дыру в моторном отсеке хлестало масло, но она работала. Увидев «броню», нас даже с Металлиста [сепаратисты] казаки из «зушки» [зенитная установка] обстреляли с перепугу, но это дело пятое. Я в жизни, *****, в таком бою не был, такой плотности огня со мной никогда не было.

Про пленение Савченко

— Когда я перевязал Витю, он открыл огонь в сторону Стукаловой балки из пистолета, потому что увидел, как по полю идут бойцы. Мы его остановили, потому что это наши бойцы возвращались с гольф-клуба (луганский гольф-клуб, занятый батальоном «Айдар», находится неподалеку от Стукаловой балки; туда ранним утром выдвинулись силы ЛНР, и там 17 июня прошли первые столкновения — прим. «Медузы»). Пока шел бой, их в Стукаловой балке плотным огнем зажали снайпера, и они не могли прийти на помощь.

Мы тем временем допросили пленных из БТР и БМП — помню двух бойцов с оселедцами из Полтавы, еще двоих молодых с Ивано-Франковска.

В этот момент к [нашим позициям] начал приближаться автомобиль Ford Fiesta светло-голубого цвета на киевских номерах. Не доезжая до нас метров сто, машина остановилась, и из нее на угол «зеленки» [лесополосы] вышел человек в форме.

Группа наших бойцов пошла к нему, а мы остановили подъехавшую к нам машину. Внутри сидели двое мужчин около 30 лет, которые нам сказали: «Вы, что гоните, мы же свои». Мы ответили: «Отлично, вылазьте… Свои».

В это время пацаны наши подводят [вышедшего из автомобиля] человека. Это оказывается неизвестная девушка. «Илим» задает ей вопрос: «Как тебя зовут?» Она молчит. «Илим» бьет ее прикладом по голове, и она отвечает: «Надя». «Илим» задает ей второй вопрос: «Твой позывной?» Она опять молчит, «Илим» бьет ее прикладом по голове, после чего она отвечает: «Пуля».

— Больше вы ее ни о чем не спрашивали?

— Нет, а зачем? Чего с ними говорить? Их надо убивать.

— А чего не убили?

— Мы же их взяли в плен. Я пленных не убиваю. Пленного с оселедцем — у него еще грудь была прострелена — хотели зарезать, но я не дал. Второго, говорят, зарезали лешевские [люди из сепаратистского батальона «Леший»]. Хотя «Пулю» я бы убил, если бы знал, что из нее сделают героиню, проведут ее в депутаты. Но знал бы прикуп, жил бы в Сочи.

В общем, в этот момент подъезжает [начальник военной комендатуры ЛНР Сергей Грачев, который давал показания в суде] «Грач», который уже начал вывозить раненых. «Илим» с «Грачом» сматывают Савченко руки скотчем, одевают пакет на голову, кидают в багажник и выезжают отсюда на штаб [«Зари»] в Луганск.

Надю «Пулю» [Савченко] «Илим» и «Грач» привозят на «Зарю» и лично передают [тогдашнему министру обороны ЛНР] Игорю Венедиктовичу Плотницкому. Там Савченко берут журналисты Lifenews, и с ней начинается работа. У «Илима» вся бочина в крови, и ему делает перевязку госпожа Айрапетян, на тот момент — санинструктор батальона «Зазря», а ныне министр [здравоохранения ЛНР]. На следующий день ветеран достал из него четыре осколка. После чего «Грач» с «Илимом» возвращаются в подразделение комендатуры в ОДА [луганской обладминистрации].

— И это все в районе 12 часов происходит [то есть до обстрела граждан, среди которых были сотрудники ВГТРК]?

— Да, после 12 мы уже были в расположении.

Про снайперский отряд «Пули»

— Выяснилось, что стреляла по нашим бойцам в Стукаловой балке и корректировала огонь артиллерии группа из шести снайперов, которыми командовала Надя Савченко, она же «Пуля». В [украинском добровольческом] батальоне «Айдар» был «афганский взвод», в котором было четыре девочки.

— Разве Савченко снайпер?

— Конечно. Разве вертолетчица может иметь позывной «Пуля»? Не может. Она может быть «Фанерой», *****, может быть «Барто», да кем угодно, но не «Пулей». Поверь мне, как повоевавшему, такой позывной берут себе либо слишком меткие, либо снайпера. Она же не отказывается, что она «Пуля»?

— Нет.

— Это уже хорошо.

— Зачем вы ее сразу повезли в Луганск?

— Так видно было, что она и эти двое [из автомобиля] — снайпера. Когда они увидели, что [захваченная сепаратистами украинская] «броня» выстроилась в ряд на высоте, то они решили, что высота взята. Им и в голову не пришло — оттуда же не видно, — что мы отбили «броню» и выстроили ее в ряд, чтобы ********* [стрелять] по ним («Илим» сам себе противоречит: позже он скажет, что снайперы видели позиции на Металлисте, то есть гораздо дальше — прим. «Медузы»).

— Разве снайпер корректирует огонь артиллерии?

— А почему снайперу с оптикой, который определяет расстояние и место, не передать, что он увидел и рассчитал?

— Даже следствие говорит, что Металлист можно было только с трансляционной вышки увидеть.

— Как бы не так. Высоты [в рельефе местности] чередуются, и с хорошей оптикой четко все видно. 1600 метров от первой линии обороны до второй.

— Зачем тогда следователи рассказывают про вышку (по версии обвинения, Савченко корректировала огонь с трансляционной вышки, которая находилась в тылу ЛНР, поскольку экспертиза показала, что больше происходящее на Металлисте ниоткуда видно не было — прим. «Медузы»)?

— Вышка была. Савченко там быть [теоретически] могла, но мое личное мнение, что ее там не было. Она скорректировала огонь из-за Стукаловой балки, и на момент удара по журналистам [ВГТРК] уже приехала в Луганск. Я не знаю, что следаки придумали, но я знаю то, что было. Шесть снайперов били по бойцам и корректировали огонь на Металлист. Командовала ими Надежда «Пуля».

— В этом вы уверены? Допрашивали, что ли, ее?

— Я не уверен, я знаю. Почему я утверждаю это? Уезжая с Надей «Пулей», «Илим» забрал ее личные вещи.

Это рюкзак серого цвета в розовый цветочек, в котором находились гражданское платье красного цвета, черные стринги и белые босоножки. Для чего вертолетчице иметь позывной «Пуля» и для чего ей находиться на переднем крае с «гражданкой»? Для того, чтобы в нужны момент переодеться и уйти. Еще в рюкзаке была ее записная книжка и указка, карточки «Приват-банка» и одного иностранного банка, ключи от квартиры.

— Бинокль был?

— Был, по-моему.

— А карты?

— Карт, по-моему, не было, хотя, может, и были, врать не буду.

В записной книжке были прорисованы «лежки» и указан штат из шести человек, на которых вертолетчица Надежда Савченко получала боекомплект — гранаты, боеприпасы к гранатометам, патроны к автоматам, а также патроны 7.62 к снайперским винтовкам. Хоть песни пой, хоть спать ложись, но этого же не выкинешь. Расписано было на шестерых — столько-то одному, столько-то другому.

То, что она была снайпером, подтверждали следователям комендатуры [ЛНР] пленные бойцы [украинского] «Айдара». Они говорили, что в «афганской роте» было четыре снайпера — Снежана, Диана, Кристина и Надя. Можно и протоколы найти допросов, был там еще такой дядя Вова, которому некоторые штатские помогли сбежать, и он вернулся в батальон «Айдар».

Каждый снайпер — он же корректировщик, это автоматически. Вычислить ветер и расстояние несложно, можно и попку-дурака научить корректировать огонь, поверь мне на слово. Можешь ей при встрече сказать, что «Илим» хотел тебе передать указочку деревянную, зеркальце маленькое кругленькое.

— Телефонов в рюкзаке не было?

— Нет, но при ней, может, и были, но ее там не обыскивали, по карманам не лазили.

— А как она выглядела? Что на ней было надето?

— Я толком не помню, как она выглядела, я смотрел на этом [видео], что у нее шарф намотан был — может, оно что-то и было, но в горячке не запомнил.

Короче, очевидно не только для всех, кто там был, но и для любого мало-мальски грамотного человека — они занимались там корректировкой, иначе не было бы у них с собой «гражданки» [гражданской одежды].

Про суд и Савченко

— Если все было, как вы говорите, то почему вас не допросили?

— Я не знаю, почему меня не пригласили в суд. Идет горе-судебный процесс, *****. Ладно Плотницкого вызвали для показаний, ее лично передали ему, но нахер там морпехи все эти были и прочая нечисть? Что они могли показать?

— Вы же утверждаете, что не следите за процессом.

— Мне противно, но в «Одноклассниках» иногда вижу, что рассказывает про фарс, что ее судят ни за что, бедная она, несчастная. А «Генку-кобру» вызывали?

— Нет.

— А он командовал «зазревцами», я — «командачами» [бойцами комендатуры], и нас обоих не вызывали. Но мне оно и не надо. Я хочу одного — чтобы этой ***** ******* [Савченко назначили] по полной, больше ничего не хочу.

— Сепаратист «Кэп», который, по версии следствия, доставил Савченко в Луганск уже после обстрела, был там вообще?

— Нет, он с «заревскими» был на Металлисте (по версии следствия, «Кэп» отвозил Савченко в Луганск — прим. «Медузы»). «Кэп» — это заместитель командира взвода «Омского», их обоих не было на позициях у Стукаловой балки.

Я ее сам взял и сам ее доставил, я был в этом бою и я видел все. Потом я видел пятилетних деток безголовых, священников, молящихся на коленях, с кишками, *****, по трассе, мой зам по тылу лично организовывал вывозы «тушенки». «Тушенка» — это шесть вакуумных бомб на Щербакова, когда мы три дня собирали по деревьям куски мяса от людей.

Мне главное, чтобы она по полному получила. Хочешь верь, хочешь не верь, но я жалею об одном — что я ее не пристрелил в посадке. Если бы пристрелил эту *******, меньше было бы геморроя для всех.

— А если ее обменяют?

— Плохо будет.

Про судьбу Савченко после пленения

— Как она оказалась в России, вы не знаете?

— Нет, я вернулся на позиции.

— Обвинение утверждает, что она сама поехала в Россию.

— Ага, а есть еще запись, где пьяный бывший глава ЛНР Валера Болотов говорит, что отправил свой спецназ, который взял Надежду «Пулю». Но знаешь, как на заборе *** написано, а там дрова. Мне неинтересно и неважно, что сейчас говорят.

Но [сепаратист] «Эльбрус», которому я отдал записную книжку Савченко, потом мне говорил, что ее уже перекинули в Воронеж. Понятно, что ее отпускать было нельзя.
Источник: http://stainlesstlrat.livejournal.com/2107984.html

OnPress.info
Жми «Нравится» и читай наши лучшие посты в своей ленте.

Злочини генерала Ватутіна, щоб потім не казали, що не знали
Злочини генерала Ватутіна, щоб потім не казали, що не знали
 Микола Ватутін – росіянин, (чомусь багато хто думає, що він був українцем), Генерал Армії СРСР. Не…
Шведський снайпер Мікаель Скілт: “Першого свого ворога я вбив в Україні”
Шведський снайпер Мікаель Скілт: “Першого свого ворога я вбив в Україні”
 Знаменитий снайпер зі Швеції, доброволець Мікаель Скілт майже рік воював за Україну в найгарячіших точках АТО….
Зарубежные бренды, которые на самом деле российские
Зарубежные бренды, которые на самом деле российские
Японского AKAI на российском рынке нет, так как он объявил банкротство в 2000 году. Позиционирующая себя…
“Демонстративно говорил на русском”: Притула поставил на место жителя Львова
“Демонстративно говорил на русском”: Притула поставил на место жителя Львова
Украинский комик, шоумен и волонтер Сергей Притула поставил на место своего подписчика, который сделал замечание ведущему конкурса…
Останні слова вбивці українських добровольців
Останні слова вбивці українських добровольців
У лютому 15 року у прифронтовій зоні на окупованій території був затриманий начальник контррозвідки одного з…
“Я участвовала в захвате Луганска, участвовала в захвате СБУ, а сейчас я 8 месяцев не получаю пенсию от Украины” – женщина из Луганска жалуется на жизнь (ВИДЕО)
“Я участвовала в захвате Луганска, участвовала в захвате СБУ, а сейчас я 8 месяцев не получаю пенсию от Украины” – женщина из Луганска жалуется на жизнь (ВИДЕО)
Ну что бабушка, не зря ходила на митинги. Теперь молись что б ЗСУ зашли в Луганск…
Свидетель по делу MH17: мы вели “Бук” целый день
Свидетель по делу MH17: мы вели “Бук” целый день
Корреспондент Без Табу пообщался с очевидцем крушения Боинга 777 MH17 Малайзийских авиалиниий, имя которого редакция не…
Трагедия рейса МН17: новые детали три года спустя
Трагедия рейса МН17: новые детали три года спустя
О том, что Украина не закрыла свое воздушное пространство над зоной вооруженного конфликта на юго-востоке страны…
В «ДНР» начали захватывать дома тех, кто уехал в Украину
В «ДНР» начали захватывать дома тех, кто уехал в Украину
Незаконная организация «ДНР» объявила о введении «государственного управления» в отношении нескольких жилых домов в поселке Старобешево….
Особи, причетні до збиття рейсу MH17 над Донбасом. Хто вони
Особи, причетні до збиття рейсу MH17 над Донбасом. Хто вони
Тиждень зібрав усю наразі відому інформацію про осіб, дії яких могли призвести до трагедії з малайзійським…