Командировка товарища Артема на Северный Кавказ за хлебом

Переглядів: 367
Командировка товарища Артема на Северный Кавказ за хлебом В мережі
 В конце мая 1918 года товарищ Артем пробился с отрядом Ворошилова в Царицын. Что это был за адов рейд из Харькова до Дона и через степь в Царицын – пожалуйста почитайте, литературы масса. Переправа через Дон во многом стала возможной благодаря Артему – он руководил работами по восстановлению взорванного пролета моста. Так как дело считалось безнадежным, то Артем завоевал репутацию мастера по безнадежным делам.

Вот поэтому, уже в Царицыне, товарищ Артем получил срочное, безотлагательное, архиважное задание ЦК Партии и СНК: поехать на Кавказ и обеспечить доставку местных хлебных запасов через Астрахань в Царицын. Вот прямо так и звучало. Ни подробностей, ни инструкций. Мандат в зубы и выполнять – “тыж коммунист!”.Ну он и поехал. Вдвоем с бойцом харьковского красногвардейского отряда Кустоляном, которого торжественно осенив мандатом произвел в секретари “уполномоченного СНК по доставке хлеба с Кавказа в Царицын”.

В конце июля добрались до Астрахани, где сели на военный пароход до Порт-Петровска (Махачкала). В Петровске Артему сообщили, что железнодорожное полотно между Петровском и Грозным уничтожено горцами. Артем поехал проверять. Оказалось действительно – дорога мало того, что разрушена, но еще и распахана. Среди местных ведется антибольшевисткая пропаганда и местные считают, что красные отменят ислам и всех жен и дочерей отправят в бордели. Переговоров с местными не вышло.

 

Что делать? ЦК Партии и СНК в то время оправдательных отчетов не то чтобы не принимали, а просто такого не понимали в принципе.Артем посовещался с местными товарищами и у него созрел план: доставить хлеб прямо в море на баржи по Тереку.

Вышел на баркасе в море и обследовал существующие пристани. Лучше всего подходила Брянская пристань: от нее до Кизляра, где были запаса хлеба и железнодорожная ветка, всего 70 верст. По карте просто, да в реале жестко. Баржи по Тереку пройти не могли. Даже плоты не очень. Что делать?

Артем поехал в Кизляр думать на месте. По пути проезжали казачьи станицы, где, как оказалось, даже не знали о Гражданской войне, только слышали, что “царь отрекся”. В Кизляре Артем осмотрел местное водохранилище и придумал построить дамбу, чтобы повысить уровень воды в нем. Пока водохранилище будет наполняться, хлеб погрузят на плоты. Потом воду сбросят и ее будет достаточно, чтоб доплыть до Брянской пристани. Ну а вы бы что придумали?Для строительства дамбы нужны были настоящие инженеры. Артем нашел. Одного. Инженер сказал, что для дамбы нужно много лесоматериала и камня. А еще квалифицированных десятников. И всего этого в Кизляре нет. И сам он железнодорожный инженер, а нужен какой-нибудь гидролог или строитель.
Лес, камень и инженеры водились во Владикавказе. Артем поехал туда.Во Владикавказе Артема встретили на вокзале бойцы китайского батальона Пау Ти-сана, от которых Артем узнал, что в округе неспокойно, вот-вот полыхнет восстание в казачьих станицах. Председатель Совнаркома республики товарищ Ной Буачидзе убит на митинге в казачьей станице и товарищу Артему нужно решать свои дела очень быстро, только неизвестно с кем.

Артем направился в городской Совет, где объяснил, кому-то даже физически, как реорганизовывать работу партийного аппарата при выбытии руководства и не поддаваться панике. Вновь сплоченные местные товарищи обещали Артему всемерную помощь. В результате быстрой и энергичной работы выяснили, что камня нет, лес есть, но сомнительного качества, а инженеры либо сбежали, либо попрятались – чуют бучу.
Что делать?Артем похлопал себя по затылку и придумал новый план. Бог с ним с Тереком. Местность от Кизляра до Брянской пристани ровная как стол: можно прямо на грунт накидать шпалы, проложить рельсы и притащить хлеб паровозом на пристань. Насыпь делать не надо, инженер на месте есть, рейс в один конец. Если полотно не рассыпется – хорошо, рассыпется – починим, пока первый груз хлеба в Царицын плывет. Во Владикавказе шпал и рельс нету. Шпалы и рельсы есть у Главуправления строительства Черноморской железной дороги. Комитет Управления размещается в Сочи. Значит надо ехать в Сочи.Дорога на Сочи неспокойна. Артем спросил владикавказских товарищей: “неспокойна – это как?”. Товарищи ответили, что “неспокойна” в том смысле, что вообще никому неизвестно, что творится на ней сейчас, особенно от Моздока до Туапсе. Артем сказал, что пох он же большевик, он поедет. Ему от сердца оторвали старую летучку, 30 красноармейцев, пулемет и трехдюймовую пушку, из которой никто в отряде стрелять не умел.

Артему повезло – в Туапсе прибыли без происшествий. В Туапсе Артем опечатал сто вагонов со шпалами, рельсами и стройматериалами и вежливо попросил по радиостанции Сочи отправить их в Кизляр. Сочи дало добро.  В порту Туапсе Артем нашел 2 “морских истребителя” (катера, что ли?) и 18 моторных лодок. Он решил, что они пригодятся на Каспии, так как судя по всему, и Сочи и Туапсе сдадут. Радиостанцию Артем тоже забрал с собой. Приготовились выезжать – узнали, что в Моздоке казачье восстание и дорога перерезана. Что делать?

Правильно – становиться военачальником. Артем мобилизует местный партакатив и вооружает его. Выдвигаются к Моздоку. По пути встречают бежавших из города красноармейцев и включают в отряд. В виду города устанавливают орудие и начинают рыть позиции. Противник начинает стягивать силы. Артем идет в обход, внезапно объявляется в восставших станицах Лабинской и Воронцово-Дашковской. Зачинщиков стреляет, порядок восстанавливает. В Моздок бегут уцелевшие повстанцы и сеют панику – окружили. Восставшие в Моздоке не знают сколько красных, поддаются панике. Должны были бы бежать, но подошли подкрепления из белогвардейцев и горских банд. Кругом завязались бои.

Артем отправил эшелоны обратно в Туапсе, а сам с отрядом стал пробиваться к Владикавказу. Пробились аккурат 6 августа – Владикавказ почти занят белыми и попасть туда нельзя . В окрестностях Владикавказа Артем встретил местных товарищей и отступившие красноармейские части. Отряд у него сразу отобрали – надо город обратно отбивать. Артем попросил дать ему тогда машину и пулемет – поедет в Петровск. Машину и шофера дали, пулемет нет.
Поехали в Петровск и узнали, что вокруг разъезжают банды Бичерахова и путь отрезан. Северный Кавказ полыхает, кругом война, хлеб вывезти нельзя, нужна срочная помощь.
Что делать?Надо ехать в Астрахань, просить подкреплений. Как ехать? Вокруг банды горцев и отряды казаков. Наступают белогвардейские части. Кратчайший путь до Астрахани: через Ставрополь на Святой крест, а оттуда через солончаковые степи 400 верст до Астрахани. Святой Крест уже окружают, там бои. На раздумья времени не было и Артем поехал.
В Святой Крест приехали 7 августа. Там Артем узнал, что фронт проходит всего в двадцати верстах по направлению к Астрахани. Пост белых занимает село на дороге. Артем созвал совещание из себя, шофера и Кустоляна. решили ночью подъехать к селу и перед самым рассветом, пока все спят, проскочить его на полной скорости.
Ночью машину, чтоб не шумела, отбуксировал на лошади нанятый за маузер местный житель. Как забрезжил свет, в версте от села стартанули. Дорога шла под уклон и разогнались до бешеных 90 км/ч. Село пролетели как метеор. Пикет белых спросонья выскочил и успел сделать пару выстрелов в их сторону.
Пронеслись, но в 10 верстах от села лопнула резина на колесе. Встали чинить – латать и накачивать. Сначала посменно стояли в карауле с винтовкой, но, видя,что не преследуют, сообща починили и благополучно приехали в Астрахань.

11 августа Артем уже был в Царицыне. Он выбил для Кавказа пушки. снаряды, патроны и сильный красноармейский отряд. Стали все грузить в машины, формировать колонну. Но 13 августа было принято решение об эвакуации Царицына, Артема назначили ответственным и на Кавказ он больше не вернулся…Е.А. Кустолян оставил воспоминания о поездке. В. Туваев (Ученые записки. Киевский инж.-стр. институт, Выпуск 2. Киев, 1958) и Б. Могилевский (в ЖЗЛьной книжке) пишут, что записки лежали в Харьковском облпартархиве, откуда и пересказали. Публиковались ли они – неизвестно.

 

 

OnPress.info
Жми «Нравится» и следи за нами в Facebook.