Звери и господа

Переглядів: 100
Звери и господа В мережі

Блокбастер Рассвет планеты обезьян — совсем не глупое кино, которое транслирует простые истины максимально широкой аудитории. Стая слушает только сильного. Худой мир лучше доброй войны. Страшнее всего, когда свои не доверяют своим
Природа взбунтовалась, Земля в руинах, обезьяны расширяют свои горизонты: теперь они ездят верхом на лошадях, подсвечивают жилища китайскими фонариками и говорят по‑английски не хуже Олега Царева. Из джунглей Сан-Франциско люди отправляют к ним делегацию с просьбой протянуть провод от заброшенной ГЭС, чтобы можно было врубить на улицах музыку и как следует потанцевать. Главнокомандующий шимпанзе Цезарь великодушно дает свое разрешение, однако его министр обороны с бельмом на глазу чует со стороны людей подставу и быстро находит повод взять в лапы автомат и открыть стрельбу на поражение.


В начале двухтысячных о Планету обезьян чуть не разбился визионер Тим Бертон, автор Сонной лощины и Эдварда Руки-ножницы. В его версии из‑под душных резиновых масок выглядывали хорошие актеры Тим Рот и Хелена Бонэм Картер, но это было жалкое зрелище, а сам режиссер сказал, что лучше выбросится из окна, чем будет снимать продолжение. В 2014 году технологии достигли того уровня, что происходящее на экране легко перепутать с эфиром канала Animal Planet, если представить, что кто‑то раздал животным огнестрельное оружие и выпустил на западное побережье Атлантического океана.

Со времен первой экранизации фантастического романа француза Пьера Буля героев было принято высаживать на каменистой планете в какой‑то далекой галактике, где они встречали высоко развитых и враждебно настроенных приматов. Продюсеры новой версии фильма сверились со сводками новостей и справедливо рассудили, что вооруженным шимпанзе давно уже место на Земле.

Нехитрый фокус, когда люди и обезьяны менялись местами, позволял проверить человечество на вшивость, продемонстрировать его звериную природу. В большинстве случаев оказывалось, что любая горилла цивилизованнее среднестатистического кандидата наук, и картина Мэтта Ривза развивает приблизительно ту же тему.

Обезьяны в исполнении человека-хамелеона Энди Серкиса (Голлум из Властелина колец, Кинг-Конг из одноименного фильма) и его коллег полностью перетягивают внимание на себя, и, скажем, великому артисту Гэри Олдману в роли сердитого очкарика со взрывчаткой банально нечего играть, разве что один раз заплакать над детской фотографией. Серкису прочили “оскаровскую” номинацию за роль Цезаря еще в 2011‑м, после выхода Восстания планеты обезьян. Но в составе Американской киноакадемии слишком много пенсионеров и консерваторов, чтобы отметить игру актера, который скачет на фоне зеленого экрана с сотней датчиков на теле.

Если у Восстания был гринписовский посыл (грубо говоря, не отдавайте животных в клиники для опытов), то Рассвет о том, что войны начинаются из‑за глупостей и недоразумений. Постановщик фильма-катастрофы Монстро и вампирской драмы Впусти меня Мэтт Ривз хорошо знает, как удерживать внимание зрителя. Правда, любая зрелищная сцена со взрывами и стрельбой меркнет на фоне того, что каждый день происходит на востоке Украины.

В прошлом номере журнал НВ проводил параллели между шимпанзе из фильма и российскими террористами в Донбассе, но тут симпатии зрителей неизбежно будут на стороне обезьян. По меркам последних голливудских блокбастеров Рассвет — совсем не глупое кино, которое транслирует простые истины максимально широкой аудитории. Стая слушает только сильного самца. Худой мир лучше доброй войны. Страшнее всего, когда свои не доверяют своим.

У фильма открытый финал: обезьяны стоят на пороге глобального противостояния с профессиональной армией. Как в кино, так и в реальности победа будет на стороне того, кому эти простые истины не кажутся слишком уж банальными.

Алексей Тарасов

OnPress.info
Жми «Нравится» и следи за нами в Facebook.