Есть ли будущее у украинского подводного флота
Війна 30 Березня 2021 18:24Mikel

Есть ли будущее у украинского подводного флота

Агрессия России и потеря большей части материальной части военного флота привел к дискуссиям о дальнейших путях развития как в военной, так и околовоенной среде. Понятно, что в итоге решения принимают на высшем уровне, однако все-таки с учетом общественного мнения.

Однако даже среди военных моряков ныне нет согласия, какие именно корабли должны стать основой для нового военного флота страны. Выдвигаются разные теории, которые либо реализуются на практике (как, например, это произошло с «москитным флотом») либо отвергаются по разным причинам. В этой связи крайне интересно проанализировать все плюсы и минусы наличия подводной составляющей ВМСУ.

Немного истории

За все время независимости в составе военного флота была единственная дизель-электрическая подводная лодка проекта 641 – спущенная на воду в мае 1970 года «Б-435»/ U01 «Запорожье». Полученная в результате раздела Черноморского флота СССР в 1997 году она практически все время службы была проблемной. Так как россияне передавали самую худшую в техническом состоянии технику, то аккумуляторные батареи лодки были с истёкшим сроком службы. Поэтому говорить о том, что она имела какую-то боевую ценность не приходится – все время на нее искали деньги для ремонта.

По ней принимали разные решения – то министр обороны Анатолий Гриценко в 2006 году предлагал продать на металлолом, то другой министр Михаил Ежель вкладывал деньги в модернизацию. И к 2010 году реально были уставлены новые аккумуляторные батареи, велись работы по монтажу гидроакустической и радиолокационной станций, а также систем связи. Прошла лодка и капитальный ремонт. В итоге впервые с 1993 года в 2012 году «Запорожье» вышло в море.

В ходе захвата Крыма весной 2014 года россияне экипажу лодки восемь раз предлагали перейти на сторону России, однако предложения были отвергнуты моряками. Только 21 марта российские спецназовцы захватили лодку, на которой произошёл раскол среди личного состава. Часть моряков задраились внутри корабля, отказываясь сдаваться, остальные во главе с капитаном 2-го ранга Робертом Шагеевым участвовали в захвате лодки и спуске украинского флага, а также демонтаже украинского герба и таблички с названием корабля. Естественно, что позднее они изъявили желание продолжить службу в составе ВМФ России. Тот же Шагеев по состоянию на 2018 год был заместителем командира отдельной бригады подводных лодок российского Черноморского флота.

Остальная часть экипажа покинула корабль. В итоге из 101 человека команды 29 человек остались верны украинской присяге – и это довольно большой процент на фоне остальных кораблей и судов ВМСУ.

«Запорожье» не было в числе «бортов», которые с горем пополам вернули Украине в июне 2014 года, ныне она находится в Южной бухте оккупированного Севастополя. Российские власти, с одной стороны, заявляли, что не планируют включать ее в состав ВМС РФ из-за плохого технического состояния, с другой — проводили все плановые работы по поддержанию ее в боеготовом состоянии. Регулярно звучат предложения о превращении лодки в музей, однако никаких конкретных шагов для этого не предпринимается.

Возможности подводного флота на Черном море

Расположение нынешних военно-морских баз ВМСУ крайне неудачно для применения подводного компонента. В первую очередь это небольшие глубины северо-западной части Черного моря (за Азовское море даже речи не идет) – так, изобата 50 метров (а напомним, что минимальная безопасная глубина для подводных лодок среднего класса – 40 м) проходит между мысом Тарханкут и южнее остров Змеиный. А это значит что именно сюда подводная лодка из той же Одессы должна идти в надводном положении под сильным корабельным прикрытием. А значит теряется одно из основных преимуществ – скрытность выдвижения.

Второе – цена вопроса. Средняя стоимость подводной лодки около $300 млн, что в условиях нехватки у флота буквально всего является явно неподъемной суммой для военного бюджета страны.

Нельзя не учитывать и еще один важный фактор – отсутствие подготовленных подводников. Ведь большая часть из тех моряков, которые вышли из Крыма 7 лет назад уже не служат. Да и опыт тех, кто остался в строю, вряд ли пригодится – ведь разговор идет явно не о закупке советских образцов, а подводная лодка — это весьма специфический вид вооружения.

Зарубежный опыт

В условиях если военно-политическое руководство страны все-таки решится на возобновление подводного компонента ВМСУ весьма полезным может оказаться опыт соседей и стран с крайне ограниченным бюджетом.

Та же Польша в условиях такого же мелководного Балтийского моря и списания советских образцов (таких же как и «Запорожье» - проекта 641) в 2002 году приняла решение приобрести в Норвегии 4 устаревших, но все еще эффективных подводных лодок немецкой постройки проекта 207. Таким образом, поляки относительно недорого смогли перейти на стандарты НАТО и самое главное – сохранить кадровый потенциал.

А есть пример Северной Кореи, которая наравне с разработкой баллистических ракет подводного базирования и носителей под них основной упор сделала на сверхмалые подводные лодки, которые ныне составляют основу ее флота.

Попутно отметим, что, как правило, под термином «сверхмалая подводная лодка» подразумевают субмарину с водоизмещением меньше 150 тонн, которой могут управлять два - три человека. Автономность плавания таких кораблей имеет очень сильные ограничения, а спектр выполняемых задач относительно невелик - по сравнению с теми же средними подводными лодками.

В тоже время как показал, например, инцидент в Желтом море, имевший место в марте 2010 года, когда торпеда, выпущенная одной из северокорейских подводных лодок, потопила южнокорейский корвет типа Pohang потенциал малых подводных лодок не исчерпан. Таким образом, малые, быстро строящиеся и экономичные в эксплуатации подводные лодки, дают возможность даже малому военно-морскому флоту уничтожить современный корабль противника.

Украинский путь

Таким образом, вариантом для развития подводного флота ВМСУ может быть покупка только малых или сверхмалых подводных лодок или же безэкипажных подводных комплексов. При том, что такие лодки могут быть разного назначения – как торпедно-ракетные, так и, например, разведывательно-диверсионные, предназначенные только для разведки или минирования самостоятельно, или с помощью легководолазов.

Понятно, что такой подводный флот не сможет противостоять российскому Черноморскому флоту в открытом море, зато вполне себе может быть использован для уничтожения судов в местах базирования или противодействия амфибийным силам противника на десантоопасных направлениях.

Да и доставка групп морского спецназа для выполнения специфических задач с помощью таких лодок гораздо более скрытна чем вертолетом или самолетом.

Таким образом, можно говорить о том, что наличие достаточно большого флота малых или сверхмалых подводных лодок в составе ВМСУ могло бы быть серьезным асимметрическим ответом России на развертывание в акватории Черного моря мощных морских сил.

Такие подводные лодки в разы дешевле тех же лодок среднего класса, подготовка подводников для них была бы гораздо более дешевой и в целом они были бы эффективны в решении тех задач, которые ныне стоят перед ВМСУ.

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ