Главный еврей Австралии

Переглядів: 266
Главный еврей Австралии В мережі
Этот австралийский еврей был самым находчивым генералом британской армии и главным героем Первой мировой войны, бившим немца на всех её фронтах с применением танков, авиации и артиллерии. А ведь инженер Джон Монаш даже не был кадровым военным!


Джон Монаш родился в Австралии, но родным для него навсегда остался усвоенный в семье немецкий язык, который вкупе с еврейским происхождением ему еще не раз припомнят «доброжелатели». Семья после эмиграции из Германии почти отошла от еврейских традиций, но юный Джон всё же пел в хоре только что открытой East Melbourne Synagogue и там же отпраздновал бар-мицву. Он блестяще окончил школу и университет в Мельбурне, в котором стал магистром инженерного дела и получил диплом юриста.

Еще в университете Джон Монаш вступил добровольцем в местную роту Викторианских стрелков: Австралия в те времена была колонией Британской империи. В 1887 году Джон получил звание лейтенанта, затем – майора, а в 1895-м он дослужился до звания майора артиллерии гарнизона Мельбурна. Впрочем, эта служба была больше сродни ополчению, что позволяло Джону Монашу сочетать несение армейского бремени с профессиональной деятельностью, которая складывалась более чем успешно – молодой инженер быстро стал экспертом в области строительства мостов и железных дорог и пионером в использовании железобетона.

В 1907 году Австралия получила статус доминиона Британской империи, а вместе с ним – право и на собственные вооруженные силы. С этого момента армия и военное дело занимают все помыслы Джона Монаша. В 1908-м в звании подполковника он возглавляет военную разведку Австралии, а вскоре проявляет себя как военный теоретик, публикуя очерк «Уроки войны в пустыне». Написанная же им накануне Первой мировой брошюра «Сто советов ротному командиру» стала классикой.

В начале войны Монаш в звании полковника получил под свое командование 4-ю пехотную бригаду Австралийских имперских сил, которая должна была отправиться на помощь британским войскам. Не все пришли в восторг от этого назначения – еврей, да еще и немецкий, а главный противник как раз Германия. Но назначение поддерживают высшие офицеры, начальник Генштаба и генералитет из Лондона – уж больно успешные учения провел Монаш в 1914 году.

И он оправдал доверие – первой его значительной операцией стала успешная эвакуация союзных войск из Галлиполи в 1915 году. По инициативе Уинстона Черчилля – тогда первого лорда Адмиралтейства – страны Антанты предприняли плохо продуманный десант на турецкий полуостров Галлиполи. Расхлебывать эту кашу и поручили Монашу, который блестяще справился с задачей – в результате тщательно спланированной операции ему удалось вывести 45 тысяч британских, французских и австралийских солдат и офицеров без всяких потерь. Туркам в качестве ответа оставалось лишь обрушить массированный артиллерийский огонь на пустые позиции союзников. А Джон Монаш, получив звание генерала, отправился на новый фронт военных действий – оборонять Суэцкий канал в качестве командующего 3-й австралийской дивизией – и успешно справился с этой задачей.

Отличившись в Мессинском сражении и Третьей битве при Ипре, генерал Монаш был назначен командующим всеми австралийскими и новозеландскими силами в Европе. В его подчинении оказалось более 200 тысяч солдат Антанты, включая 50 тысяч американских пехотинцев. Однако блестящие успехи Монаша на полях Первой мировой удивительным образом только усиливали слухи, что он на самом деле – «немецкий шпион». И наконец премьер-министр Австралии Билли Хьюз прибыл в Европу, чтобы лично оценить ситуацию и сместить Монаша в случае необходимости с позиции главнокомандующего.

Прибыл премьер-министр в аккурат к началу битвы под Ле Амелем, на которую педантичный Монаш, планировавший операцию, отвел всего 90 минут. И он показал своему премьеру, а заодно и всему миру сражение совершенно нового типа – с широким применением танков и авиации, воздушной корректировкой артиллерийского огня, дымовыми завесами и сброшенными на парашютах боеприпасами, радиостанциями и сигнальными ракетами в качестве средств связи. Все кончилось за 93 минуты полной победой войск союзников. Это можно было считать грандиозным успехом, но командующий Монаш был раздосадован 3-минутным вылетом из графика. А премьер-министр Австралии, увидев воочию всё это, оставил прусского еврея командовать вооруженными силами своей страны.

Всех поражала способность Монаша не упускать из виду ни одной мелочи и добиваться идеальной координации всех подразделений, включая интендантские и медицинские. Даже во время сражений он организовывал доставку солдатам горячего питания прямо на передовую, а еврейским солдатам, к слову, поставляли кошерную пищу. «Главное – всегда иметь план, – любил повторять Монаш. – Пусть это и не лучший план, но это лучше, чем никакой».

К лету 1918 года Австралийский корпус под командованием Монаша стал, наряду с канадцами, главной ударной силой союзников в Битве при Амьене, первый день которой – 8 августа 1918 года – глава германского Генштаба Эрих Людендорф назвал «самым черным днем немецкой армии». А спустя несколько дней король Великобритании Георг V посвящает Джона Монаша в рыцари, возложив меч на плечо преклонившего колено генерал-лейтенанта.

Осенью 1918 года Монаш командует прорывом одного из участков Линии Гинденбурга, в ходе которого его солдаты используют макеты танков, да так умело, что немцы отступают, даже не услышав характерного звука моторов.

Война закончилась, как известно, 11 ноября в Компьенском железнодорожном вагоне маршала Фердинанда Фоша. И Джон Монаш был одним из главных и наиболее титулованных ее полководцев, кавалером всевозможных орденов стран Антанты.

Что чувствовал этот гражданский, в общем-то, человек, за четыре года сделавший головокружительную военную карьеру? «С самого начала войны и до самого последнего выстрела каждый день был наполнен горем и отвращением, – вспоминал он. – Я всегда сожалел о безжалостно загубленных жизнях и бессмысленно затраченной человеческой энергии».

После войны генерал задумался о государственной карьере, но политики националистического толка заблокировали его путь в Сенат. Однако Джон Монаш благодаря своему авторитету и военным заслугам стал членом Совета обороны Австралии, а также первым евреем в мире, которому было присвоено звание полного четырехзвездного генерала.

Джон Монаш считался соотечественниками одним из величайших австралийцев и отцов-основателей новой государственности. Но вместе с тем он стал восприниматься и как «главный еврей Австралии». И был вынужден всю оставшуюся жизнь этому неофициальному титулу соответствовать. Благо он был вхож в высшие круги еврейской знати, дружен с Ротшильдами и Монтефиоре, а элита британского еврейства почтительно называла генерала Монаша «наш Йегуда Маккавей».

И то что австралийское еврейство стало влиятельной в стране силой – во многом личная заслуга Монаша. Его огромный авторитет сделал невозможными публичные проявления антисемитизма в политической жизни Австралии. Благодаря его инициативе в 1924 году в Сиднее открылся Мемориал памяти еврейских солдат, сражавшихся в годы Первой мировой. А спустя три года Монаша избирают первым президентом Сионистской федерации Австралии. Вступая в должность, он сказал: «На нас двойная ответственность – и как на евреях, и как на гражданах Австралии».

Одновременно Монаш, посещая «по службе» еврейские мероприятия и войдя в правления различных синагог и еврейских обществ, стал всё больше ассоциироваться с общиной и втягиваться в соблюдение еврейских традиций, хотя прежде был далек от них, и даже начал по праздникам посещать службу, но искренне признавался, что «испытывает проблемы с молитвами на иврите».

В 1929 году Джон Монаш как лидер австралийских сионистов критикует бездействие британской администрации в ходе устроенных арабами погромов в Эрец-Исраэль, а год спустя выступает против «Белой книги», ограничившей еврейскую эмиграцию в Палестину. Эта критика свела на нет возможность назначения генерала Монаша на должность британского Верховного комиссара Палестины, слухи о чем ходили довольно долго. Однако вскоре выяснилось, что ему прочат другой пост.

Правительство Его Величества и премьер-министр Австралии Джеймс Скаллин рассматривают кандидатуру Монаша на пост генерал-губернатора Австралии, то есть представителя британской короны на территории Австралийского Союза. Примечательно, что второй кандидат на эту церемониальную, но важную должность тоже был евреем: Айзек Айзекс – генеральный прокурор Австралии и убежденный антисионист. Именно Айзекс стал в 1931 году новым генерал-губернатором, и его взгляды на будущее Палестины сыграли в этом не последнюю роль в контрасте с позицией Монаша.

Сэр Джон Монаш скончался в Мельбурне 8 октября 1931 года в возрасте 66 лет от сердечного приступа и удостоился государственных похорон. За его гробом шли свыше 300 тысяч человек – самая большая похоронная процессия в истории Австралии, население которой составляло тогда около 6 миллионов человек. После поминальной службы, совершенной по еврейскому ритуалу, и семнадцати пушечных залпов генерала Монаша похоронили на Брайтонском кладбище в предместье Мельбурна.

На памятнике, согласно воле покойного, было высечено всего два слова: «Джон Монаш». Все свои звания, титулы и регалии он решил не брать в лучший из миров. Однако сограждане воздали ему должное – в честь Монаша названы два города и крупнейший в Австралии университет, а его портрет красуется на самом крупном австралийском банкноте. Джон Монаш по-прежнему занимает одно из главных мест в историческом пантеоне молодой нации – великий австралиец, великий полководец, великий еврей.

Михаил Гольд

Комментировать

  Подписаться  
Уведомление о