Гулльский инцидент: эффект домино
Історія 22 Жовтня 2019 20:34Mikel

Гулльский инцидент: эффект домино

Сегодня, но 115 лет назад, русский флот открыл огонь по британским рыбакам в Северном море, приняв их за японские миноносцы.
В истории известно много случаев, когда слишком воинственный настрой может привести к серьёзным неприятностям. Известен занятный психологический феномен, который именуется “Эффект домино”, в военной же практике он звучит более зловеще - “Заразный выстрел”. Когда кто-то вдруг решает открыть огонь, все остальные костяшки начинают падать, в нашем случае – стрелять, и неважно, что цель и причина неизвестны – стреляй и не выделяйся, будь, как все. Именно это и произошло с российской Второй Тихоокеанской эскадрой.

Итак, Русско-японская война, 1904 год. На подмогу осаждённому Порт-Артуру на всех парах, в густом угольном дыму, мчится Балтийская эскадра, теперь уже Вторая Тихоокеанская (Первая заперта в том самом Порт-Артуре (нынешний Люйшунь )).

“А теперь нам вышел срок, едем прямо на восток, мимо острова Буяна...” максимально соответствовало ситуации. Маршрут был длинным – через половину земного шара – и очень неспокойным. На пути лежали воды, контролируемые “владычицей морей", которая хоть и не пребывала в состоянии войны с Российской Империей, но активно поддерживала Японию и готова была "воткнуть нож в спину", по меткому выражению одного современного полуклассика из страны — родины слонов. Или куда пониже.

Обстановка была нервная, военно-морская паранойя цвела пышным цветом, командование опасалось провокаций и моряки ещё до выхода из Либавы были свято уверены, что враги поджидают эскадру буквально за каждым углом, меридианом и параллелью. Командующий эскадрой адмирал Рожественский ещё более убедился в своих опасениях, когда получил тревожные сообщения о ну очень подозрительных миноносцах, прячущихся на пути следования русских кораблей. Кольцо врагов сжималось… Ну или что там обычно сжимается в таких случаях…

Костяшки готовы были упасть. И это случилось в районе Доггер-банки – крупнейшей отмели Северного моря, расположенной у берегов Великобритании и традиционно являющейся местом рыбного лова.

Смеркалось.

Плавучая мастерская "Камчатка", отставшая от остальной эскадры (что абсолютно логично, следуя из названия) поздним вечером 21 октября (или 8 октября, если вы предпочитаете старый стиль) радировала на флагманский броненосец "Князь Суворов" и доложила, что её преследуют "неправильные пчёлы, делающие неправильный мёд", в смысле, те самые ну очень подозрительные миноносцы. На уточняющий запрос с флагмана - "А сколько их было за нашим столом?" - выяснилось, что "имя им — легион", но никак не меньше восьми.

Дальнейшие события показались адмиралу ещё более подозрительными - "Камчатка" запросила координаты эскадры.

В ответ адмирал резонно указал, что "без ёлочки — не возвращайся, а вот с ёлочкой — возвращайся", в смысле, сначала оторвитесь от подозрительных плавсредств, а у потом и к эскадре милости просим. Но "Камчатка" не унималась и срочно требовала координаты.

Адмирал обоснованно заподозрил, что это никакая не "Камчатка", а совсем наоборот и, предложив кораблю следовать к Доггер-банке, привёл эскадру в полную боевую готовность — шашки наголо, то бишь - зарядить орудия и приготовиться к атаками миноносцев, "Раздайте патроны, поручик Голицын". Градус напряжения был максимален.

И тут с ходового мостика "Суворова" заметили подозрительное судно, шедшее наперерез эскадре. Времени разбираться не было, и Рожественский отдал приказ об открытии огня.

И вот тут начался печально мною любимый военно-морской бардак. Канониры эскадры принялись палить во всё, что движется, и во всё, что не движется — тоже, на всякий случай. Следует заметить, что личный состав эскадры был подготовлен крайне отвратительно - "Мы все учились понемногу, Чему-нибудь и как-нибудь...".

Почти все экипажи были назначены на корабли недавно и знали их плохо, многие офицеры были молоды, досрочно выпущены из училищ ввиду войны, а нижние чины почти сплошь — мобилизованные из торгового флота. То есть они примерно представляли, что, если вставить снаряд с одной стороны орудия, то он полетит в другую, но новейшие системы целеуказаний (с электрическими циферблатами, новенькие, в масле) для них были что-то сродни биному Ньютона.

Дальше костяшки домино завершили круг падения и … начали падать в другую сторону. Как в одном известном анекдоте, "… И тут пришёл поручик Ржевский". Крейсер "Аврора" (да, тот самый) и его коллега, тоже крейсер, "Дмитрий Донской", шедшие несколько в стороне от броненосцев, вдруг решили зажечь прожекторы и открыть огонь куда-то в сторону предполагаемой цели. Комендоры броненосцев, на фоне апофеоза истерики, приняли их за коварно подкравшихся под покровом ночи супостатов и открыли по ним огонь.

В итоге, постреляв в таком стиле около двадцати минут, эскадра по команде Рожественского, сумевшего взять себя в руки, прекратила огонь.

Результаты "ночных гуляний" были следующие — один вражеский … рыболовецкий траулер "Крейн" был потоплен, ещё пять ("Гулль", "Маджестик", "Мино", "Молмейн" и "Снайп") получили повреждения, к счастью, совместимые с морской жизнью. Крейсер "Аврора" получил пять попаданий, два члена экипажа оказались ранены (один из них позже скончался, по странному стечению обстоятельств — это был корабельный священник, отец Анастасий). От слишком задорной стрельбы на броненосце "Орёл" разорвало ствол 75-мм пушки…

Скандал был огромный. Британия требовала русской крови, британская пресса, не стесняясь в выражениях, называла русских "опасными безумцами", а сам инцидент до сих пор в Британии именуется как "Russian Outrage" – "Припадок русского гнева". Российским дипломатом удалось замять конфликт, выплатив солидную компенсацию пострадавшей стороне, но путь через Суэцкий канал для русской эскадры был закрыт и ей пришлось огибать Африку в своём стремлении на восток, навстречу своей гибели в Цусимском сражении…

Резюме — не садись за стол, если не умеешь играть в домино. Но уж если довёл игру до "рыбы" - убедись, что это именно рыба, а не рыболовецкий траулер.

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ