Хроники войны: Молотов и Гитлер в Берлине

Переглядів: 334
Хроники войны: Молотов и Гитлер в Берлине В мережі

Девятого мая Россия будет отмечать 71-летие победы над нацистской Германией. За годы, прошедшие с окончания Великой Отечественной войны, отдельные эпизоды советской истории той эпохи обросли мифами, созданными, в частности, официальной историографией. И сегодня многим из нас действительно трудно представить, что до нападения Германии на СССР две страны были сначала союзниками, а затем соперниками за гегемонию в Европе и что, например, «подвиг героев-панфиловцев» – легенда, созданная советской пропагандой. О том, что происходило накануне войны и как развивались события на фронте, рассказывает российским историк и публицист Борис Соколов.


Советский Союз вступил во Вторую мировую войну не 22 июня 1941 года. Уже подписав пакт о ненападении 23 августа 1939 года и соответствующие секретные протоколы к нему, Сталин и Гитлер стали на путь развязывания Второй мировой войны. Фактически СССР вступил во Вторую мировую войну 17 сентября 1939 года, когда Красная армия без объявления войны вторглась на территорию Польши и оккупировала Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский коридор. И Советский Союз вступил в войну как агрессор.

Точно такими же актами агрессии были оккупация Прибалтики, Бессарабии, Северной Буковины и нападение на Финляндию. И от того, что 22 июня 1941 года Гитлер напал на Сталина, СССР не перестал быть агрессором. Ведь если бы было наоборот и Сталин успел бы первым напасть на Гитлера (а такие планы у него были и в 1940-м, и в 1941 году, и был даже установлен первоначальный срок нападения на 12 июня 1941 года, зафиксированный в плане развертывания РККА от 11 марта того же года), то Германия после этого все равно не перестала бы быть агрессором в глазах стран антигитлеровской коалиции.

Почему же к Советскому Союзу у нас должен быть иной подход? Только потому, что он оказался среди победителей? И, будучи агрессором, СССР нес народам Восточной Европы не только освобождение от нацистского тоталитаризма, но и насаждение тоталитаризма коммунистического.

Суть стратегии двух диктаторов сводилась к тому, что Сталин не верил Гитлеру и не сомневался, что тот на него нападет, а Гитлер точно так же не верил Сталину и не сомневался, что тот на него нападет. Разница была только в том, что Сталин полагал, что германское нападение последует в 42-м году, после того, как вермахт разделается с Англией. И поэтому спокойно продолжал подготовку к нападению весной и летом 1941 года. Когда, по утверждению Георгия Жукова, он и Семен Тимошенко сообщили Сталину в феврале 1941 года о начавшейся концентрации германских войск у советских границ, тот ответил: «Все правильно. Они нас боятся».

А впервые Сталин готовил нападение на Германию еще летом 1940 года. Поэтому еще в конце февраля 1940 года советскому флоту было приказано считать Германию и ее союзников вероятными противниками. Пятого марта было принято решение о спешном расстреле пленных польских офицеров, которых ни в коем случае не хотели отдавать польскому правительству в изгнании, а демобилизация призванных на войну с Финляндией была отложена до 1 июля 1940 года. Только молниеносный крах Франции заставил Сталина перенести нападение на Германию на лето 1941 года.

Гитлер же полагал, что Сталин может напасть и в 1941 году, поэтому торопился обрушиться на СССР, как только разгромил Францию и получил возможность перебросить основные силы на Восток. В ходе подготовки операции «Морской лев» и воздушной «Битвы за Британию», которую люфтваффе проиграли, фюреру стало ясно, что высадка германских войск в Англии в ближайшее время невозможна. Поэтому у него не было никаких оснований откладывать вторжение в СССР.

Источник: http://peaceinukraine.livejournal.com/1395145.html

OnPress.info
Жми «Нравится» и следи за нами в Facebook.

Комментировать

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
  Subscribe  
Notify of
Загрузка...