История одной катастрофы
Історія 7 Грудня 2019 10:49Mikel

История одной катастрофы

25 лет Будапештскому меморандуму. Недавно открытые в США архивы предоставляют возможность полнее восстановить картину эры денуклеаризации Украины.

Украинская делегация во время проведения переговоров с делегацией Пентагона. (слева направо) Министр обороны Украины Валерий Шмаров, начальник управления разоружения МИД Анатолий Щерба, переводчицы Марта Перейма та Марта Зелик, зам. министра оборони США Эш Картер, председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джон Шаликашвили, министр обороны США Вильям Перри. 

"Независимость — это отделение, Джордж"

Киев еще не пришел полностью в себя после бурных эмоций утверждения Акта провозглашения государственной независимости, еще пребывает в шоке после шантажа "дружественным ядерным ударом" из уст официальной делегации Верховного Совета СССР (вице-президент А.Руцкой, депутаты-демократы А.Собчак, Ю.Рыжов и др.) И хотя впереди у нас еще референдум о независимости, но мир уже начинает рассматривать Украину как отдельное государство. А Соединенные Штаты сразу же начинают напрямую вести переговоры с Киевом о ядерном оружии на территории Украины, для чего лидера Украины — председателя Верховной Рады Леонида Кравчука — приглашают в Гарвардский университет. 30 сентября 1991 г. его встречают в Бостоне, где в стенах Украинского института и происходит встреча Л.Кравчука с представителями Школы управления им. Дж.Кеннеди — Грэмом Эллисоном, Эштоном Картером, Биллом Хоганом, Филипом Зеликовым (т.н. Гарвардской группой). В разговоре с этим уважаемым сообществом Леонид Макарович изложил позицию Украины: она планирует избавиться от ядерного оружия на протяжении семи лет. На следующий день "Нью-Йорк таймс" публикует информацию об этой встрече, а более подробный отчет попадает в Белый дом. После его изучения, взвесив все за и против, администрация Дж.Буша осознает, что пока не готова предметно проводить переговоры о ядерном разоружении Украины. Однако работать над этим вопросом начала сразу же.

А вскоре НАТО созывает в Риме свой этапный саммит, который, трезво оценивая ситуацию в СССР, 8 ноября принимает специальное решение о тамошних событиях: империя распадается. Прагматичные представители стран Запада вполне допускали, что с распадом СССР (а его, скорее всего, 1 декабря и подтвердит украинский референдум) начнутся тектонические геополитические сдвиги. "В связи с фундаментальными изменениями в СССР США готовы установить политические и экономические отношения с Россией, Украиной и другими независимыми государствами, провозгласившими о демократическом развитии своих стран и введении ими рыночной экономики. О таком же отделении от СССР вскоре могут заявить Армения и Грузия".

Стенограммы телефонных переговоров между главами государств — информация секретная (это разговор Трамп—Зеленский вынуждены были предать огласке). Правда, спустя некоторое время доступ к стенограммам все же открывают. 1 декабря на референдуме Украина подтвердила свое стремление к независимости, чем невероятно разозлила М.Горбачева. По свидетельству документов из Архива нацбезопасности США, он знал, что ему позвонит Дж.Буш, и приказал помощникам придумать любую причину, лишь бы разговор не состоялся. Но когда после 4 часов дня раздался звонок, Горбачев сразу же взял трубку: "Джордж, независимость — это отделение, — сердито сказал он Дж.Бушу, услышав первые слова из-за океана. — А это значит — Югославия в квадрате; в десять раз хуже!". Горбачев беспокоился и из-за "неконтролируемых процессов", которые почему-то должны начаться в Крыму и на Донбассе.

Но 5 декабря события приобретают более драматический характер — в Беловежской Пуще руководители России, Украины и Беларуси провозглашают конец Советского Союза и создание Содружества независимых государств (СНГ). Чем украинцы будут крайне удивлены — ведь только что они проголосовали на референдуме за независимость, а не за СНГ.

Вскоре в Киев вновь вылетает Гарвардская группа. В ходе переговоров Украина подтвердила свою готовность ратифицировать Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и не возражала передать тактическое ядерное оружие России. Правда, теперь семь лет казались слишком долгими, поэтому планировалось завершить процесс за четыре-пять лет. Президент Л.Кравчук уже был согласен передать оружие, а вот новый премьер-министр Л.Кучма, вчерашний директор "Южмаша", — нет.

Когда говорит прагматизм

Народ возлагал на независимость большие надежды, а вместо этого начиналась инфляция, экономика была разбалансирована, предприятия работали по инерции, а работникам нечем было платить. На протяжении 1992 г. секретные отчеты различных спецслужб США о событиях в бывшем СССР свидетельствовали об "отсутствии для военных достаточного количества продуктов, одежды, об их низкой зарплате, а значит — и о снижении мотивации продолжать службу в армии. К тому же начинается неконтролируемая продажа оружия…"

В связи с этим США выделяют деньги из фонда Нанна—Лугара (400 млн долл./год) для уничтожения различного оружия, в т. ч. и ядерного, в России, Украине, Казахстане и Беларуси. Туда и отправляются разобраться в ситуации сенаторы Сэм Нанн, Ричард Лугар, Джон Уорнер и Джеф Бингмен в сопровождении бывшего заместителя шефа Пентагона, специалиста по военной конверсии д-ра Вильяма Перри и специалиста по глобальной безопасности и ядерному оружию в СССР д-ра Эштона Картера из Стэнфорда и Гарварда соответственно, а также президента корпорации "Карнеги" д-ра Дэвида Гембурга. Ведь политические аналитики еще в ноябре 1991 г. убеждали советника президента по нацбезопасности Брента Скоукрофта: "Запад не понимает Украину, там не такая страшная обстановка, как о ней рассказывают. Скорее всего, этот страх вызван тем, что Украина пока и сама о себе не очень четко рассказывает".

Делегация из США пыталась убедить руководителей военных предприятий Украины, Беларуси, Казахстана переориентироваться главным образом на мирную продукцию, хотя все прекрасно осознавали, что сделать это не так легко. Но вместо этого украинские специалисты озвучили свою достаточно рациональную мысль. "Военные лидеры стран СНГ достигли заметного прогресса в переправке тактического ядерного оружия на безопасное хранение в Россию, — говорится в отчете группы трех, — однако 12 марта 1992 г. президент Л.Кравчук, подтверждая безъядерный статус Украины, приостанавливает вывоз ядерных боеголовок в Россию, а вместо этого предлагает использовать иностранную помощь для демонтажа ядерных боеголовок в Украине на базе Чернобыльской АЭС". Чем, понятно, вносит некоторую сумятицу.

В начале мая 1992 г. состоялся первый визит президента Украины Л.Кравчука в США, в рамках которого среди множества документов были подписаны политическая декларация и меморандум о взаимопонимании. В эти же дни открывается первое посольство Украины в США, куда послом назначают многолетнего служащего международных организаций и ученого-экономиста д-ра Олега Билоруса. Не исключено, что в те дни Л.Кравчук высказал президенту США свою обеспокоенность возможными угрозами со стороны России. Поскольку уже 5 мая Агентство по военной разведке докладывает Белому дому: "России не под силу выступить в ближайшее время реальной угрозой для Украины. Военная разведка не считает, что конфликт с Украиной Россия будет решать военным путем. Однако перевод всего оружия в Россию и значительное увеличение ее вооруженных сил вызовет обеспокоенность Украины, а значит и желание создать адекватную защиту. Идея Кравчука ликвидировать ядерное оружие в Украине нереальна — у них нет для этого ни специалистов, ни технологий, ни оборудования… Но недоверие Украины к России очень глубоко, и вероятность того, что в будущем это может вызвать споры (особенно по поводу ядерного оружия), очень высока".

Неоправданное благородство?_7

(слева направо) на первом плане: заместитель госсекретаря США Строуб Телботт, посол Украины в США Олег Билорус, советник-посланник посольства Валерий Кучинский, директор по вопросам России, Украины и СНД Совета нацбезопасности Роуз Ґоттемеллер; на втором плане: дипломаты посольства в США Сергей Круглик и Ярослав Войтко во время приема по поводу Дня независимости Украины. Август 1994 г. Фото автора

В то же время переговоры в государственных офисах Вашингтона, регулярно проводимые на разных уровнях О.Билорусом, начинают прояснять материальную картину будущего разоружения. Так, на одной из встреч с заместителем госсекретаря Фрэнком Визнером Олег Григорьевич предложил, чтобы на ликвидацию каждой баллистической ракеты выделялось по 1 млн долл. Администрация услышала эти цифры, и 2 декабря 1992 г. в письме президента Дж.Буша Л.Кравчуку по поводу 1-й годовщины референдума впервые официально прозвучала цифра 175 млн долл. военной помощи США на ядерное разоружение.

…20 января 1993 г. Белый дом приветствует нового хозяина — Билла Клинтона. И хотя он обошел на выборах Дж.Буша-старшего, но даже при новосозданном СНГ приоритетом и для него остается Россия, которая вроде бы начинает демократизироваться. Президент Б.Ельцин в телефонных разговорах с новым главой Белого дома рисует розовую картинку, какой мощной будет его страна с введением там принципов демократии, рыночной экономики, с началом процесса приватизации; однако реальные показатели пока свидетельствуют иное. В том числе и об армии.

А уже 31 марта новоизбранному президенту кладут на стол меморандум шефа Пентагона Леса Эспина. "Российская армия в ужасном состоянии, там начинает расцветать коррупция, — говорится в первых абзацах докладной записки. — Инфляция съедает военные пенсии. (По официальному курсу, совместная зарплата одного мотострелкового батальона равна зарплате одного американского полковника.)… Украина же угрожает стать ядерным государством. Вдоль всех границ России возникла угроза гражданских войн".

Трагедии еще нет, но военные осознают, к чему такая ситуация может привести. Штаты решили не откладывать в долгий ящик дела на территории бывшего СССР и стран Варшавского договора. Советник президента по нацбезопасности Энтони Лейк готовит Б.Клинтону солидный пакет документов, где среди прочего читаем и такое:

"Секретно

… Принять Польшу, Венгрию, Чешскую Республику и Словакию в НАТО до 10 января 1999 г. … Обеспечить переход и других европейских стран, особенно стран Балтии (Латвии, Литвы и Эстонии) и Украины к полному членству в НАТО".

Об архитекторах стратегий

Провозгласив в феврале 1993 г. идею ядерного разоружения Украины, США впервые оказались в ситуации, когда наша страна, отдавая свое средство сдерживания — ядерное оружие, должна при этом оставаться как защищенной, так и независимой. Поэтому правительство обратилось за возможными вариантами решений в мозговой центр Гарварда. Архитектором стратегии Белого дома в ядерном разоружении Украины, Беларуси и Казахстана был один из лучших в США специалистов по вопросам безопасности, основатель и многолетний руководитель гарвардской Школы управления им. Дж.Кеннеди Грэм Эллисон, который в 1993–1994 гг. станет помощником по планированию политики министра обороны США. Более того, Г.Эллисон был членом группы советников 13 (!) министров обороны США — от Каспара Уайнбергера до Джеймса Мэттиса, плюс еще и директора ЦРУ.

Он считал, что главное в отношениях с разоружающейся Украиной — укрепление связей между военными обеих стран; выработка надежных методов сдерживания разжигателей противоречий между Киевом и Москвой; разработка статей и документов, свидетельствующих, что независимость Украины — в национальных интересах США, плюс непременное укрепление Вооруженных сил Украины, которые смогут выступить военным противовесом России.

Документы стратегии в Пентагоне дополняли важными деталями и хранили под грифом "секретно". А в Госдепе на протяжении 1993–1994 гг. все встречи украинских дипломатов на разных уровнях сводились к одному: сначала ядерное разоружение, а потом будем вести речь о другом. Не будем забывать, что ядерные ракеты на территории Украины все еще были направлены на США. "Если же вы не соглашаетесь на это, Америка прекращает любую экономическую и политическую поддержку вашей стране", — откровенно заявляли в здании на Си-стрит. А состояние наше приближалось к катастрофическому: галопирующая инфляция, закрытие предприятий, криминал, реальное обнищание народа и черная неизвестность впереди.

Довести ядерное разоружение Украины до завершения первый после "холодной войны" президент США Б.Клинтон поручил давнему приятелю еще по учебе в Оксфорде Строубу Тэлботту, назначив его первым замом госсекретаря и куратором Новых независимых государств (так в Госдепе называли вчерашние советские республики). Именно Тэлботт был доверенным лицом президента.

Тэлботт хорошо говорил по-русски; поклонник поэзии Ф.Тютчева, он читал русских классиков в оригинале, неплохо знал психологию советского человека и написал к тому времени уже несколько книг о сокращении вооружений и отношениях США―СССР. К тому же он 22 года проработал дипломатическим обозревателем журнала "Тайм". На должность №2 в Госдепе пришел человек не только, разбирающийся в политике, — он сам ее делал. В то время в администрации Белого дома С.Тэлботт был одним из лучших советологов. С украинской стороны достойным его визави был опытный дипломат, заместитель министра иностранных дел Борис Тарасюк.

Вашингтон: хронология украинского вопроса

Процесс переговоров с Белым домом, Госдепом (при участии министра Анатолия Зленко, посла Олега Билоруса) и Пентагоном (при участии военного атташе Украины полковника Игоря Смешко) не прекращается на протяжении всего 1993 г.

В марте Б.Клинтон принимает А.Зленко, которому подтверждает стремление к долгосрочному сотрудничеству и дружественным отношениям с Украиной. В конце июля 1993 г. по приглашению министра обороны Л.Эспина в Вашингтон прибывает первый министр обороны Украины генерал Константин Морозов, во время визита которого военные ведомства подписывают важный межгосударственный документ — Меморандум о взаимопонимании между Украиной и США в военной сфере. В ходе этого визита Украина согласилась избавиться от 130 ракет СС-19, каждая из которых несла по 10 ядерных боеголовок, однако не спешила прощаться с СС-24, о чем переживала американская сторона.

В те дни для Украины открыли доступ на военные базы в Норфолке и Сан-Диего, закрытые для России. На торжественном банкете от имени Л.Эспина зал был украшен изысканно. Когда подавали на десерт яблочный пирог с мороженым, ансамбль скрипачей военного оркестра, выстроившись на ступеньках в белых концертных костюмах, дарил гостям прекрасные мелодии мировой классики. После завершения ужина все вышли из зала на кофе и виски — оживленно разговаривали, обменивались впечатлениями. "О чем загрустили?" — спросила одна украинка члена нашей делегации, вид у которого был явно подавленный. "Нас так принуждают к разоружению — чему же радоваться?"

Через пару недель Л.Эспин прибывает в Украину, а в августе США соглашаются выдать 175 млн долл. на разоружение Украины. Уже 1 сентября Джеймс Гудби из Госдепа начинает в Киеве активные переговоры с советником президента по международным вопросам Антоном Бутейко, замом министра иностранных дел Борисом Тарасюком и другими. В частности, Б.Тарасюк "попросил правительство США не давить публично на Украину в плане разоружения. Украинское правительство обещало как можно быстрее передать рабочей группе предложения для обсуждения технических деталей. Но главным моментом, по его мнению, будет соответствующая компенсация за высокообогащенный уран и другие материалы, остающиеся после демонтажа. Он подчеркнул, что Мамедов (замминистра МИД России. — А.В.) пытается убедить правительство США, что Украина и Россия подписали такое соглашение. Однако это не совсем соответствует истине. У Украины есть два выхода: подписать двустороннее соглашение с Россией (что пока не получается) либо подписать Трехстороннее соглашение (что предпочтительнее). Б.Тарасюк корректно, но твердо выступил против того, чтобы США и Россия обсуждали украинские дела, не информируя об этом саму Украину. Особенно когда Украина и США пытаются развивать конструктивные отношения".

27 сентября 1993 г. президент Клинтон объявляет о введении механизма предотвращения распространения оружия массового уничтожения. США хотят видеть Украину успешной демократической страной, придерживающейся принятых в соответствии с Лиссабонским протоколом 1992 г. обязательств избавиться от ядерного оружия. Однако их приоритеты остаются неизменными. 17 ноября 1993 г. в письме сенатору Нанну о финансовой помощи на разоружение Украины зам. госсекретаря Фрэнк Визнер подтверждает это: "Я понял вашу позицию по нашим отношениям с Россией — они находятся в центре нашей восточной политики. Мы должны сделать все, чтобы стимулировать Украину выполнить свои лиссабонские обязательства".

В ноябре 1993 р. Рада ратифицирует СНВ-1 (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений) и Украина приступает к деактивации ракет СС-24, а 14 января 1994 г. США, Россия и Украина подписывают в Москве Трехстороннее соглашение о выведении из Украины всех стратегических ракет в обмен на заверения ее в безопасности, уважении суверенитета, ядерное топливо для реакторов и помощь в уничтожении ядерного оружия.

Ельцин: "...прижму Кучму к стенке"

В начале 1994 г. появляются первые очертания будущего судьбоносного меморандума. 16 февраля посол США в Украине Билл Миллер (его не стало в сентябре с.г.), личность которого как человека и чиновника создавала необходимую атмосферу доверия между двумя странами, информирует Госдеп: "Во время встречи украинская сторона в лице замминистра вооружений генерала Пустового и замминистра машиностроения и ВПК Павлюкова заявила, что после запланированного демонтажа на ее территории ядерных ракет Украина больше не будет угрозой для США. Но украинское правительство хотело бы, чтобы на основе взаимности правительство США гарантировало, что американские ракеты больше не будут нацелены на Украину. Это логично вытекает из Трехстороннего соглашения…" Посол Дж.Гудби немедленно передает письмо Роуз Готемеллер в Белый дом и Эшу Картеру в офис министра обороны.

…Тем временем готовится к своему первому государственному визиту в США президент России Б.Ельцин. В Вашингтоне планируется и открытие Ельциным нового здания посольства России на Висконсин-авеню (одной из высших точек столицы), которое американская власть заморозила на 10 лет по соображениям безопасности — из-за информации об антеннах и тайных тоннелях для прослушки (ведь это совсем рядом с резиденцией вице-президента).

27 сентября Б.Ельцина во главе большой делегации торжественно принимают в американской столице. В ходе переговоров и встреч он предлагает президенту США взаимно полностью отказаться от ядерного оружия, на что тот резонно отвечает, что это не лучшая идея в мире, полном террористов и угроз человечеству. Конечно же, речь заходит и об Украине — ее руководстве, ядерном оружии и т.д. Во время встречи в Белом доме стороны начинают говорить об Украине настолько непосредственно, что, похоже, это выходит за пределы обычной корректности.

Вице-президент Гор. Мы вместе должны убедить президента Кучму согласиться с этим требованием еще до начала саммита СБСЕ.

Президент Ельцин. Да, как и всю Украину в целом. Мы должны оказать все необходимое давление. Мы же подписали Трехстороннее соглашение… В ноябре я буду с визитом на Украине и прижму Кучму к стенке: либо подписываете ДНЯО, либо не получите ни нефти, ни газа!

Гор. Не ведите себя с ним уж слишком жестко.

Президент Клинтон. Я скажу ему, что мы должны принять ДНЯО, чтобы расчистить дорогу к ускорению принятия СНВ-1 и ратифицировать СНВ-2. Потом же приступим к изучению идеи о СНВ-3

Ельцин. Да Кучма нормальный. Думаю, что вполне реально завершить работу с ДНЯО до конца года. Так что мы должны изо всех сил давить на Украину.

Клинтон. Сюда приезжает президент Кучма. Вы говорите, что с ним можно договориться. Поэтому мы должны надавить на них, чтобы ускорить принятие ДНЯО еще до начала саммита в Будапеште. И мы должны быть уверены, что им можно верить.

Итак, план-график сформирован великими государствами пока без нас, а президент России четко дал понять своему коллеге, что этот регион мира контролирует Москва.

Украина―США: доверие возрастает

А на конец ноября действительно был запланирован визит в США нового президента Украины Леонида Кучмы. Да и переговоры о разоружении шли очень активно. Украинская сторона, прослышав, как торжественно собираются принимать Ельцина, решила, что статуса рабочего визита нам буде маловато — ведь мы же отдаем России свое ядерное оружие, и ее принимают на высшем уровне, а нас вроде бы и не замечают. Это воспринималось как несоответствующая благодарность за разоружение. Поэтому украинские дипломаты в Вашингтоне срочно запрашивают о встрече в Госдепе. Шеф офиса России, Украины и стран СНГ Эд Салазар, имеющий хорошие деловые отношения с посольством, почувствовал эти нюансы, но просил процесс не драматизировать и объяснял, что это абсолютно не свидетельствует об уважении к Украине меньшем, чем к России. Мол, как правило, администрация принимает три государственных визита в год, но в этом году оказался незапланированным визит Нельсона Манделы, нового президента ЮАР, а визит Л.Кучмы будет уже пятым — это многовато. Однако Киев не отступал: Л.Кучма был лидером государства, третьего по ядерному потенциалу в мире, поэтому нашу настоятельную просьбу об изменении статуса визита передали выше — госсекретарю Уоррену Кристоферу и Сэнди Бергеру в Совет нацбезопасности. Вскоре визиту украинского президента в США все же предоставляют статус государственного, а солнечным днем 22 ноября администрация Б.Клинтона торжественно принимает делегацию Украины на зеленой южной лужайке Белого дома: президента Л.Кучму с женой, вице-премьеров, министров, народных депутатов, представителей регионов. Гостей, среди которых были и сотни представителей украинской диаспоры США, приветствуют костюмированным военным парадом, 21 выстрелом пушек; здесь звучит и гимн Украины, а рядом на Пенсильвания-авеню впервые в истории вместе с американскими развеваются и украинские флажки. История тогда будто спрессовалась: многие из членов нашей делегации еще вчера были засекречены, кое-кто не выезжал из Украины дальше Москвы, а здесь тебе США, Белый дом, государственный прием, 7 часов разница во времени — голова шла кругом. Первая леди Людмила Кучма даже несколько тушевалась (что сразу же заметила Х.Клинтон), все норовя спрятаться за спиной мужа во время встречи приглашенных на государственный банкет гостей.

В эти дни была подписана Хартия украино-американского партнерства, дружбы и сотрудничества. А "кроме заверений Кучмы, что Вашингтон будет тесно консультироваться с Украиной по поводу расширения НАТО, Клинтон предложил Кучме дополнительно 100 млн долл. финансовой помощи, поставив свою подпись под соглашениями о сотрудничестве в политической сфере и в исследовании космоса". Состоялись также продуктивные переговоры в Корпорации зарубежных частных инвестиций (ОПИК) об активном внедрении американского бизнеса в Украину, зашла речь и о вступлении Украины в ГАТТ (с января 1995 г. — ВТО).

Дуновение "холодного мира"

А на первые дни декабря в Будапеште запланировано проведение очередного саммита Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое в связи с геополитическими изменениями на континенте должно было реформироваться. Ведь впервые за 45 лет на территории Европы ни в одной стране не размещались оккупационные войска. В Будапешт приглашены лидеры 50 стран, в т.ч. президенты бывших республик СССР, на территории которых размещалось ядерное оружие: Украины, Беларуси и Казахстана — соответственно третий, четвертый и восьмой ядерный потенциал в мире. Именно здесь будет подписан документ, который, как тогда считали, будет гарантировать этим государствам независимость и неприкосновенность границ в ответ на передачу ядерного оружия России. В Барток-зале Центра конгрессов венгерской столицы подписи президентов мощных государств — США, Соединенного Королевства и России — заверяли в дружбе, защите и отсутствии с их стороны каких-либо угроз. А спустя 20 лет, с началом российской агрессии, неточности перевода в документе сыграли для Украины свою трагическую роль: нам предоставили гарантии или только заверения? Но кто же предвидел тогда военную оккупацию украинских земель?

Хоть намеки все же были, но участникам собрания не хотелось особо в них углубляться. Ведь на самом деле Россия приехала на саммит в Будапешт довольно взвинченной. У нее начали осложняться отношения со Штатами, а высказывания представителей Вашингтона становились все жестче: разрыв, невозвращение, новая изоляция России. И невзирая на то, насколько увлеченно Ельцин рассказывал Клинтону, какой демократической вскоре станет Россия, кремлевская верхушка негодовала как из-за расширения НАТО на восток, так и потому, что Штаты в так называемой зоне влияния России на самом деле расставляли для нее красные флажки и рисовали красные линии.

Накануне, 29 ноября, Ельцин посылает "другу Биллу" письмо, где в рамках нового видения системы безопасности в Европе высказывает озабоченность возможным расширением НАТО на восток — мол, "при расширении НАТО надо учитывать мнение и интересы России", ведь "мы же с вами договаривались, что сюрпризов не будет и мы должны пройти сначала фазу партнерства… Принятие ускоренного графика переговоров с кандидатами уже в середине следующего года будет расценено, и не только в России, как начало нового раскола в Европе". Поэтому на саммит СБСЕ (которая в те дни станет ОБСЕ) президент России приедет не то чтобы стучать ботинком по трибуне — он грозно заявит, что после "холодной войны" между Россией и США устанавливается "холодный мир", чем шокирует Б.Клинтона и лидеров других стран. "Демократическая" Россия, не таясь, грозно скалилась на весь мир. Это происходило именно в тот момент, когда Украина торжественно и официально передавала ей свой ядерный потенциал…

"Что было бы со Штатами?"

С началом процесса ядерного разоружения Украины делегации из США часто наведывались как в Киев, так и в места дислокации направленного на США смертоносного оружия. Отправлялся туда и министр обороны США В. Перри, заданием которого на этой должности было снизить уровень ядерной угрозы для США.

По прибытию из Киева в Первомайск д-р Перри с группой военных Украины и США отправились к местам дислокации баллистических ракет.

— Головная часть такой ракеты удерживает 10–12 ядерных боеприпасов, наводящихся автономно, — рассказывает начальник военной контрразведки СБУ (1994–1999) генерал-майор запаса Анатолий Матвеев. — Вот представьте себе: ракетная дивизия 8 полков, полк — 10 ракет. На каждой ракете 10–12 головных частей, которые разделяются и идут автономно. Когда Вильям Перри спустился на минус 19-й этаж, командный пункт ракетной шахты, пообщался с командиром 46-й ракетной дивизии генералом Филатовым, он поинтересовался у наших ракетчиков: "И вы могли бы нажать кнопку?" Те ответили: "Да, мы бы выполняли приказ". — "А что было бы со Штатами?" — "Ну, вы сами теперь представьте, что было бы со Штатами". И тогда В.Перри, не ожидая решения Конгресса, сказал: "Я буду хлопотать, чтобы немедленно выделили финансы на ликвидацию этих ракет".

Неужто прощай, любое оружие?

К 1996 г. в Украине в рамках программы Нанна—Лугара было успешно уничтожено 1260 боеголовок на ракетах СС-19 и СС-24. Однако этим дело не ограничилось. В августе 2005 г. в Киев приезжают два сенатора из Вашингтона: известный и опытный Дик Лугар и новый — Барак Обама. После официальной встречи с президентом В.Ющенко они сразу же отправляются на Донбасс посетить военные склады.

Неоправданное благородство?_5

Посещение сенатором Бараком Обамой военных складов на Донбассе. Август 2005г. The Daily Mail

В Украине с советских времен накопилось слишком много различного оружия, чем вполне могут заинтересоваться и террористы, считали они. Поэтому в рамках Программы общего сокращения угрозы (выделено 48 млн долл.) сенаторы призывают немедленно уничтожить там 15 тыс. т боеприпасов, 400 тыс. единиц малого и среднего оружия, 1 тыс. переносных противоракетных установок, — как сказал Б.Обама, "для безопасности украинского народа и народов всего мира, а также для недопущения их использования в конфликтах во всем мире".

По подсчетам НАТО, в Украине к тому времени в не совсем приспособленных для этого 80 складах находилось 7 млн единиц малого и среднего оружия, 2 млн тонн обычного. США выделяли на этот проект 2,1 млн долл., а ряд европейских стран — еще 1,2 млн. Под международным контролем в рамках программы НАТО три года уничтожают это оружие, а в общей сложности за 12 лет планировалось дополнительно уничтожить еще 117 тыс. т вооружений и 1,1 млн. т малого и среднего оружия.

Правда, Украина решила и сама по-хозяйски распорядиться своим огромным арсеналом, начав его продавать. По свидетельству Института международного мира в Стокгольме, за 2004–2007 гг. она продала почти 722 тыс. единиц легкого оружия в 27 стран. Главными покупателями были США, Британия и Ливия.

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ