ВАЖЛИВО:

Как российские казаки аннексировали Крым

Переглядів: 378
Как российские казаки аннексировали Крым В мережі


Накануне годовщины аннексии Крыма российские власти признали факты отправки на полуостров армейских подразделений, которые ранее ими отрицались.

 Я дал поручения и указания Министерству обороны — чего скрывать — под видом усиления охраны наших военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения Главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников, — заявил президент России Владимир Путин в интервью создателям документального фильма «Крым: путь домой». — Ни одного сбоя не было допущено. Это непростая работа, имея в виду ее масштаб, применение разнородных сил и средств. А там, на первом этапе спецназ ГРУ, ВДВ, морская пехота, потом другие подразделения.

С конца февраля началась переброска на Крымский полуостров и кубанских казаков, которые участвовали в охране административной границы и патрулировании важных объектов.

Хотелось бы привести подборку воспоминаний участников операции по присоединения Крыма, опубликованных в местных газетах, а также на сайте Кубанского казачьего войска.

Отправка

— В середине февраля ко мне начали поступать обращения казаков и атаманов Кубанского войска с предложениями поехать в Крым в качестве добровольцев для предотвращения проникновения на полуостров боевиков «Правого сектора»(организация запрещена в России решением Верховного суда от 17.11.2014), — рассказал «Вольной Кубани» атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда. — 25 февраля мы собрались у губернатора края Александра Николаевича Ткачева, где я доложил, что тысячи казаков готовы ехать в Крым для защиты жителей полуострова. Мы долго обсуждали все юридические аспекты такой поездки. В конце концов пришли к следующему решению: поскольку казаки едут добровольно, то никаких документов не оформлять, уточнить у руководства Крыма необходимое количество людей.

По словам Н. Долуды, на совещании было принято решение, что он возглавит группировку с целью координации взаимодействия подразделений казаков из различных отделов Кубанского войска.

-Нельзя было допустить того, что происходило в Приднестровье и Абхазии, где каждый казак действовал сам по себе. Как человек военный, я понимал, к чему это может привести, — вспоминает вице-губернатор. — Мы связались со штабом Черноморского военно-морского флота. Конкретно с начальником по боевой подготовке контр-адмиралом Валерием Куликовым, а также с руководством Республики Крым. Сергей Аксенов обрадовался нашей поддержке и попросил задействовать казаков на охрану общественного порядка. Фактически тогда почти все сотрудники подразделения «Беркут» были задействованы в Киеве на Майдане и населенные пункты были оголены.

По его словам, на совещании 25 февраля с атаманами отделов ККВ выяснилось, что в Крым готовы отправиться около 10 тыс казаков, однако в итоге была отправлена только тысяча.

— 26 февраля я вместе с атаманами отделов выехал в порт Кавказ на рекогносцировку. Мы определили площадку, куда должны прибыть казаки-добровольцы для размещения, инструктажа и постановки задачи,— рассказывает атаман Кубанского казачьего войска. — Такая площадка была выбрана в 5 км от паромной переправы. В этот же день я отправил передовую рекогносцировочную группу в Севастополь в штаб Черноморского военно-морского флота во главе с моим первым заместителем казачьим полковником Николаем Перваковым.

27 февраля началось формирование групп казаков по 80-100 человек.
— По легенде, казаки ехали в Крым на паломничество по святым местам, — поясняет Н. Долуда. — Подобный шаг или военную хитрость выбрали для того, чтобы хотя бы частично ввести в заблуждение украинских таможенников и пограничников.

Переброска

Передовые казачьи отряды, отправляющиеся в Крым, были сформированы из членов Темрюкского и Анапского районных казачьих обществ. Также в операции приняли участие казаки Таманского, Екатеринодарского, Кавказского, Майкопского отделов и Черноморского округа.

— Я отправлял на первом пароме первую группу из 40 казаков, — вспоминает атаман Анапского РКО Валерий Плотников. — Украинским пограничникам кто-то сообщил о том, что в Крым массово отправляются казаки. И хотя большинство были в гражданской одежде, опытный глаз сразу же распознал казаков: по манере общения, настрою и поведению. Как позже стало известно, из Симферополя на границу срочно прибыла группа офицеров СБУ, которые проинструктировали украинских пограничников, как им вести себя с казаками. Задача — максимально воспрепятствовать высадке. Некоторых из нас вернули обратно. Придирки были чисто формальные. Например, пограничники надрывали паспорта, а затем заявляли о нарушении в документах. К нашему казаку Игорю Харевичу придрались: дескать, на фото в паспорте он без бороды. Он, недолго думая, сбрил бороду ножом.

— Кого-то заворачивали обратно, мотивируя недостаточной суммой денег для пребывания на Украине. Хотя многие из нас раньше ездили на отдых в Крым и подобных претензий у украинских пограничников не возникало, — продолжает В. Плотников. — Те, кому не удалось пройти украинскую границу, возвращались назад, а на следующий день, сменив камуфляж на гражданскую одежду и взяв деньги, все равно переправлялись в Крым. Трое суток мы вместе с атаманом Таманского отдела Иваном Безуглым и командиром первого Таманского казачьего полка Анатолием Кислицким отправляли казаков, а затем переправились вслед за ними.

— Почти все казаки поехали без теплых вещей, в легкой обуви. А погода в Крыму в начале прошлой весны была очень холодная, — вспоминает атаман станицы Чебургольской Николай Перенижко. — Я поехал в ближайший город, купил теплые одеяла, матрасы, подержанные куртки, еду. Это потом уже жители Крыма стали везти продукты питания, теплые вещи. А сначала нам пришлось обходиться без самого необходимого.

Первые стычки с националистами

— Утром 28 февраля атаман Таманского отдела Иван Васильевич Безуглый отправил нас для руководства переправлявшимися казаками, — вспоминает подъесаул Владимир Сокуров. — Не успели мы отойти от парома, нам навстречу идут с украинскими флагами человек тридцать. Когда подошли ближе, стали кричать: «Слава Украине!». Я чуть было не ответил: «Героям слава». У нас ведь на приветствие «Слава Кубани!» отвечают такими же словами. Я им говорю: «Здорово». Они матом на нас: «Какого … вам нужно на Украине?! Валите обратно, а то кишки выпустим!». Нас всячески провоцировали, но мы на оскорбления и попытки завязать драку не отвечали.

— На следующий день ночью к гостинице, где мы ночевали, подошла группа крымских татар — человек сорок с дубинками, бейсбольными битами, — продолжает он. — Кто-то им сообщил о том, где мы находимся. Смотрю, они показывают на наше окно. Мы забаррикадировались в номере, разломали швабру на палки, у меня был нож. Ну, думаю, здесь мы и поляжем, но напоследок с собой пару-тройку гадов прихватим. Возле самой двери номера кто-то из них закричал: «Уходим!». К нашему счастью, к гостинице прибыла колонна наших солдат. Вот это была радость!

Атаман Андрей Агапов из ст. Варениковской говорит, что после переправы 28 февраля казаки расположились для ночевки в храме Андрея Первозванного, который затем хотели оборонять от националистов.
«Уже днем сообщили, что к храму якобы едут автобусы с местными радикалами. Безоружным казакам пришлось распиливать болгаркой и брать в руки куски арматуры, предназначенные для ремонта церкви, — цитируют его воспоминания «Кубанские новости». — К счастью, тревога оказалась ложной, и вечером кубанцев стали развозить по блокпостам на въездах в Крым, которые им предстояло удерживать».

Казаки в Крыму

В конце декабря 2014 года на отчетном сборе Кубанского казачьего войска атаман Н. Долуда назвал точное количество казаков, охранявших позиции в Крыму. По его словам, 220 казаков стояли на Турецком валу, 120 — на Чонгаре, 58 — на Перекопе, 370 — в Симферополе, 170 — в Севастополе. 6 марта, когда началась трансляция российских телеканалов, 15 казаков приступили к охране телецентра.

Патрули кубанских казаков стояли вокруг зданий правительства и Верховного Совета Республики Крым, дежурили на транспортных терминалах и избирательных участках.

Кроме того, известно, что кубанские казаки охраняли аэропорт Симферополя, заблокировав там лидера Радикальной партии Украины Олега Ляшко.
— Когда мы были в Крыму, одно из мест, где нам было приказано нести службу, — Симферопольский аэродром. Туда прилетали лидеры националистов, — рассказывает Перенижко. — Самолету с Турчиновым на борту не дали приземлиться, а Ляшко, о выходках которого тогда мало кто знал, удалось приземлиться. Его заблокировали сотрудники ФСБ и мы с казаками. Как он ни просился «побалакать» с крымчанами, ему не дали возможности мутить воду.

А атаман центрального станичного общества города Крымска Алексей Фомин вспоминал, как вместе с группой казаков блокировал в Крыму украинские воинские части. По рассказам Фомина, на счету его группы было и «шпионское оборудование, захваченное у спецслужб США».

Охрана границы

Часть казаков была переброшена для охраны административных границ Крыма — на блокпостах они проверяли машины с украинскими номерами и готовились отражать возможные атаки «Правого сектора» и украинской армии.

На Турецком валу командовали обороной атаман Таманского отдела Иван Безуглый и атаман Черноморского округа Сергей Савотин.
— Сначала мы были на Турецком валу, — вспоминает атаман Перенижко. — Заняли позиции, где оборону держали всего семь бойцов «Беркута». Как они обрадовались, увидев нас! Мы рыли окопы, устанавливали растяжки, оборудовали позиции для минометов.

На Перекопе командование осуществлял атаман Крымского районного общества Сергей Гричаненко.
— Первые полтора суток были самыми напряженными, потому что нам почти нечем было защищаться,— говорит атаман Агапов. — А на украинских позициях всего в километре от нас стояла техника, происходили непонятные движения. Поступали сигналы о приближении автобусов с бойцами «Правого сектора». Как потом оказалось, мы заняли наш блокпост всего на пару часов раньше, чем это собирались сделать они. В то же время мы не могли исключать и удар со стороны Крыма, поэтому держали круговую оборону.

Затем на блокпост привезли оружие, а в качестве укрепления прибыли 15 бойцов «Беркута» из Евпатории. Атаман Агапов также утверждает, что во время нахождения на Перекопе его казаки осуществляли «разведывательные вылазки на сопредельную сторону», т.е. на территорию Украины.

На Чонгаре границу охраняли 120 казаков во главе с атаманом Екатеринодарского отдела Виктором Светличным.
— Когда мы выгрузились из автобусов на Чонгаре, было семь бойцов «Беркута» и пара гаишников, — говорит атаман Плотников. — Когда они узнали, что мы прибыли им на помощь, то у многих выступили слезы на глазах. Один из сотрудников говорит: «Братья, спасибо! Мы как будто вторую жизнь получили!». Подполковник, командовавший отрядом, сразу не поверил, что мы казаки, а не переодетые военные. Настолько четко была поставлена служба. Пришлось показать казачьи удостоверения. Да и сам факт выдвижения в течение суток по плечу не каждой регулярной части, а мы ведь не воинское подразделение.

— Первые два дня, пока не подвезли оружие, мы стояли на Чонгаре с голыми руками, но были готовы стать живой стеной, чтобы предотвратить прорыв националистов, — рассказывает атаман хуторского общества станицы Благовещенской Андрей Харьков. — Лопат у нас не было, пришлось их покупать. Земля промерзшая, лопаты то и дело ломались, но позиции мы все же оборудовали. Подвезли оружие. Определили сектора обстрела. Первое время питались тем, кто что взял с собой. Когда местные жители узнали, что мы встали на защиту границы, то начали приносить продукты — домашние закрутки, сало, хлеб. Местные ребята привезли лопаты, бинокли, сигнальные ракеты. Когда на границе собравшиеся националисты увидели высадку казаков, то их пыл поугас.

В итоге на Чонгар были переброшены российские войска, которые должны были блокировать украинскую бронетехнику.

— У нас к тому времени были лишь бутылки с горючей смесью, которые мы сами подготовили, стрелковое оружие и одна граната на два ручных гранатомета, — вспоминает атаман Таманского отдела Иван Безуглый. — Но, несмотря на подавляющий перевес противника, отступать не собирались. Никто из казаков не сказал, мол, давайте уйдем с позиций, отсидимся где-нибудь в стороне. Настолько силен был казачий дух! Наши военные вовремя пришли на помощь. Рядом с нашими позициями они развернули противотанковые системы, способные за пять минут боя сжечь десятки танков и БМП.

На блокпосту в Чонгаре казаки также участвовали в инциденте с наблюдателями ОБСЕ, которых 7 марта не пропустили на территорию Крыма.

— Иногда приходилось принимать самостоятельные решения, — отмечает анапский атаман В. Плотников. — Был случай, когда на нашу сторону пытался проехать автобус — якобы с сотрудниками ОБСЕ, хотя в салоне были агенты спецслужб США. Командир первого Таманского казачьего полка Анатолий Кислицкий выстрелил в воздух. После чего «миротворцев» как ветром сдуло.

Референдум

В период подготовки к так называемому референдуму казаки занимались охраной зданий правительства и Дома Советов в Симферополе.

Атаман хуторского общества ст.Благовещенской Андрей Харьков вспоминает, как ночью к школе, где отдыхало в спортзале его подразделение, пришла группа крымских татар, угрожавших забросать помещение грантами и «коктейлями Молотова». На помощь к сослуживцам прибыла группа во главе с атаманом Таманского отдела Безуглым.
— Татары явно провоцировали нас с целью пролития крови, — утверждает подъесаул Сокуров. — Один из них, лет семнадцати, курил и демонстративно пускал дым в лицо Ивану Васильевичу. Дома за это он бы огреб по полной, а там пришлось прибегнуть к увещеваниям, хотя руки так и чесались проучить наглеца.

— Круглосуточно мы несли службу по охране правительственных зданий, причем без оружия, с голыми руками, — делится атаман Плотников. — Нам было известно о готовящихся провокациях, целью которых был избирком и хранившиеся там бюллетени. Если бы националистам удалось сжечь либо испортить хотя бы часть из них, то референдум был бы сорван.

Комментировать

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
  Subscribe  
Notify of