Нам нужнее: как Сталин проливы заполучить хотел

Переглядів: 975
Нам нужнее: как Сталин проливы заполучить хотел В мережі

Без проливов нет будущего

Сегодня, как и в XVIII веке, основной путь мировой торговли — морской. В страну и за её пределы грузы доставляют в том числе по Чёрному морю. А выход из морской артерии — два узких пролива под названием Босфор и Дарданеллы — очень важен с точки зрения обороны.



Со времён падения Константинополя проход принадлежит туркам.

Это обстоятельство не только ставит нашу морскую торговлю в зависимость от отношений с Турцией, но и блокирует Черноморский флот на локальном театре военных действий, фактически превращая его в средство береговой обороны.

Разумеется, подобное положение дел совершенно не выгодно.

Россия трижды предпринимала попытки разгромить турок и получить контроль над проливами.

Первый раз при Екатерине II (знаменитый «Греческий проект»), затем при Николае I(эта попытка закончилась Крымской войной) и, наконец, при Николае II. Тогда, во время Первой мировой, нам необычайно повезло: Турция оказалась союзником Германии. Получение Россией Босфора и Дарданелл стало одним из условий завершения войны, и с этим согласились союзные державы.

(Фото: Источник)

Увы, в 1917 году случилась революция, затем к власти пришли большевики. И после Брестского мира 1918 года стало ясно: мечта о проливах в очередной раз растворилась в тумане над морской водой.

Вслед за царями…

Однако Сталин отличался немалым честолюбием. Его, видимо, очень беспокоило, как он запомнится потомкам. С конца 1930-х годов советский лидер старательно исправлял ошибки прошлых лет, в том числе сделанные им самим и его коллегами‑большевиками.

В состав СССР вошли почти все потерянные после революции территории. Ради эффектного возвращения Южного Сахалина уже планировали войну против Японии. Оставалось одно: выполнить давнюю мечту всех русских царей и установить контроль над воротами к Чёрному морю — Босфором и Дарданеллами. Казалось, эпоха благоприятствует этому: шёл 1945 год.

Летом, когда только отгремели выстрелы Великой Отечественной, началась история последней попытки борьбы за проливы. К этому времени ситуация в Турции, как полагали советские дипломаты, сложилась самая подходящая. Страны-победители во Второй мировой приступили к разделу мира.

Турки сотрудничали с Третьим рейхом и долго отказывались присоединиться к союзникам, так что по меркам конца войны явно заслуживали наказания. Ещё в 1943 году Сталин многозначительно заявил: «В настоящее же время турецкий нейтралитет, который был в своё время полезен союзникам, полезен Гитлеру, ибо он прикрывает его фланг на Балканах».

Такая политика Турции во время войны играла на руку советской дипломатии: каждый день нейтралитета и торговли с немцами увеличивал вероятность и размеры претензий, которые можно было бы предъявить после.

В январе 1945 года турки ради приличия объявили войну Германии. Несмотря на это, дипломатическая подготовка «решения турецкой проблемы» шла полным ходом. СССР зондировал почву, пытаясь узнать, как отнесутся союзники к изменению границ.

В марте 1945 года СССР демонстративно денонсировал советско-турецкий договор о дружбе и нейтралитете. Традиционно среди дипломатов такие акции считаются знаком крайне недружественной позиции. Они могут означать подготовку к войне, а то и непосредственную угрозу нападения.

В июне наркоминдел Вячеслав Молотов встретился с послом Турции в СССР. На вопрос турецкого дипломата о готовности подписать новый договор министр сообщил, что решение Москвы зависит от изменения статуса Черноморских проливов и передачи СССР территорий, уступленных Турции в 1921 году.

К делу привлечены армяне и грузины

Так что претензии наша страна вскоре предъявила, причём в лучших традициях сталинской политики: с одной стороны, СССР считался единым государством, а с другой — сюрприз, сюрприз! — советские республики, оказывается, могут проводить собственную внешнюю политику и даже иметь представительство в ООН.

В данном случае для внешнеполитической атаки выбрали Армению и Грузию.

В июле 1945 года к Сталину почти одновременно обратились первый секретарь компартии Армении Г. Арутюнян и — неслыханное дело — католикос всех армян Геворг VI.

Они напомнили: ранее граница Российской империи находилась западнее и включала часть армянских земель, захваченных турками после 1917 года.

Увидев, как делят территории, воспрянули и грузины. Они говорили, что и грузинские земли совершенно несправедливо попали под турецкую власть. Так что давно пора потребовать их назад.

Забавно, но между Арменией и Грузией немедленно возникли противоречия. Оказалось, их территориальные претензии пересекаются. В результате глава грузинского внешнеполитического ведомства Г. Кикнадзе даже начал жаловаться Лаврентию Берии, что армянам достанется слишком много.

 

Сталин объявляет о претензиях

22 июля в ходе Потсдамской конференции (на которой, собственно, и делили Европу) Молотов вручил Черчиллю и Трумэну проект решения «О Черноморских проливах».

Состоял он в следующем: во-первых, режим использования проливов, установленный конвенцией Монтрё, отменяется. Во-вторых, Советский Союз должен получить контроль над проливами, поскольку они являются жизненно важной для него транспортной магистралью. И в-третьих, СССР получает право устраивать в проливах собственные военные базы.

Также Молотов заявил о территориальных претензиях к Турции.

«В некоторых частях мы считаем границу между СССР и Турцией неправильной. Действительно, в 1921 г. от Советской Армении и Советской Грузии Турцией была отторгнута территория — это известная территория областей Карса, Артвина и Ардагана <…> Поэтому мною было заявлено, что следует урегулировать вопрос об отторгнутой от Грузии и Армении территории, вернуть им эту территорию обратно».

Предполагалось возвращение не только земель. Советские дипломаты заявили, что около миллиона армян должны вернуться в своё национальное государство — Армению, где будут трудиться на благо советского общества.

На следующий день Сталин вернулся к теме, заявив, что СССР решительно настаивает на пересмотре границ.

К делу подключили обширную армянскую диаспору по всему миру. Американцев и англичан завалили обращениями армянские общины, которые требовали поддержать СССР. Но к тому времени отношения между союзниками уже начали портиться. Ни США, ни Великобритания не хотели чрезмерного усиления Советов. Так что инициативу Сталина союзники не поддержали. А заявили, что проблемы границ — внутренние дела СССР и Турции.

Сталин решил: подобное заявление развязывает ему руки.

В шаге от войны

В августе наркомат иностранных дел обобщил требования к Турции, обозначив претензии в размере 26 тысяч кв. км. Из них 20,5 тыс. должны были отойти Армении, а остальные — Грузии.

Уверенность советского правительства в успехе была столь велика, что ноябрьское заседание Политбюро поддержало решение о давлении на турок. В феврале 1946 года власти даже утвердили мероприятия по переселению армян на возвращённые территории. Был назначен и глава будущего Карского обкома компартии Армении.

Однако турки держались твёрдо. Они обратились за помощью к США и Великобритании. И те немедленно отреагировали.

Сначала посол США в СССР Дж. Кеннан, а затем Черчилль в Фултоне заявили: западный мир должен противостоять советской угрозе.

Американцы явно дали понять, что силовое вмешательство в проблему границ вызовет военное противодействие США.

А на советские уговоры и угрозы турки никак не поддавались. В апреле 1946-го в Стамбул пришёл американский линкор «Миссури», явно говоривший о серьёзности заявлений западных дипломатов.

Напуганные советской угрозой лидеры НАТО буквально распахнули двери блока перед Турцией. Уже в 1952 году турки вступили в альянс, а военные базы США появились на их территориях даже чуть раньше.

После смерти Сталина советское руководство попыталось дать задний ход. Правительство заявляло: СССР отказывается от территориальных претензий к Турции и требований пересмотра статуса проливов. Но было уже слишком поздно.

Проблемы с Турцией преследовали СССР вплоть до 1961 года, когда Карибский кризис поставил весь мир на грань глобальной атомной катастрофы. Непродуманные последствия решений, принятых на волне упоения победами над Германией…

Кашу, заваренную Сталиным, пришлось расхлёбывать Хрущёву. «Нет, взяли ноту специальную написали, что мы расторгаем договор о дружбе, и плюнули в морду туркам… Это глупо, — говорил он. — Однако мы потеряли дружескую Турцию и теперь имеем американские базы на юге, которые держат под обстрелом наш юг…».

3
Комментировать

3 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
  Подписаться  
Уведомление о
Влад

Дело в том, что эти проливы Сталин хотел получинь не в 1945 году, а в 1940-м. После Пакта Молотова-Риббентропа (Гитлера-Сталина) и раздела Польши, Сталин (через личную встречу Молотова и Гитлера — 1940-й год) начал требовать эти проливы, Грецию (Салоники в частности). После этой встречи Гитлер отдал приказ на разработку плана «Барбаросса».

После смерти Сталина советское руководство попыталось дать задний ход. Правительство заявляло: СССР отказывается от территориальных претензий к Турции и требований пересмотра статуса проливов.

Источник: https://onpress.info/nam-nuzhnee-kak-stalin-prolivy-zapoluchit-hotel-119846

В конце октября 1955г., уже при Хрущеве, была сделана еще одна попытка «освободить» Турецкие проливы. Под поводом сокращения береговых частей, на корабли Черноморского флота посадили десант. А 29 октября 1955г. , советская диверсионная группа, а не итальянская, как советскому народу вешали лапшу на уши много лет , из четырех человек, на неопознанной подводной лодке зашла в бухту Севастополя и подорвала мину под линкором «Новороссийск», на который до этого посадили 700 десантников. В тот день, «случайно», забыли закрыть вход в бухту сетями, чего никогда не было, ни до, ни после 29.10.55 г. «Срочно», за час до взрыва, поставили на профилактику радар… Подробнее »