«Наша тетя Нина», – военный медик Нина Ярмаркина в 50 лет спасает бойцов на передовой
Політика 10 Травня 2018 21:08Марина Сейлор

«Наша тетя Нина», – военный медик Нина Ярмаркина в 50 лет спасает бойцов на передовой

«Обстрел. Крепко прижимая к себе рюкзак, ты уже наготове отправиться, куда скажут. Прислушиваешься к обрывкам фраз в рации. Вдруг тебя вызывают. Реанимобиль мчится на бешеной скорости. В полукилометре от позиции он останавливается. Обстрел продолжается. На «автомате» без лишних слов берем все необходимое и несемся к раненым. Быстро оцениваем ситуацию. Оказываем необходимую помощь. Эвакуация, реанимобиль, и снова дорога в больницу. Самая длинная дорога... Ни один мускул на лицах бойцов не выдаст страха или паники. Пока останавливаешь кровь, стабилизируешь раненых, непрерывно шутишь и о чем-то их расспрашиваешь. Наконец, доехали. Передаешь раненых и ни на шаг не отходишь от госпиталя, потому что для тебя это уже не «трехсотый», а Саша, Андрей, Юра... Чьи-то сыновья, братья, друзья. Утомленный хирург подает знак, что с ними все в порядке. И только тогда невидимые тиски отпускают, а ноги предательски подкашиваются. Слава Богу, все живы!»

Это будни обычной женщины из Запорожья Нины Ярмаркиной. А еще совсем недавно она и не думала, что снова вернется в медицину (по образованию Нина — медицинская сестра, но долгое время работала не по специальности). Все изменилось в 2014-м во время событий на Майдане, когда она увидела в Facebook объявление о том, что запорожской самообороне срочно требуются медики. Дома усидеть женщина не смогла и уже на следующий день вместе с другими медиками организовала медпункт.

Затем была волонтерская деятельность. Наряду с молодыми девушками, никогда ни на что не жалуясь, плела маскировочные сети, готовила сухие борщи, собирала необходимое белье и одежду для госпиталя, продукты на передовую. За целый день ей редко удавалось хоть на минуту присесть. Но для нее и этого было мало. Нина хотела поехать на войну, поэтому, когда в начале 2015 года ей позвонила знакомая волонтер Юлия Головко и сказала, что им в полку «Азов» нужен медик, она сразу собрала вещи и отправилась в Широкино.

Работы было много: перевязки, капельницы, инъекции. Почти ежедневно медики имели дело с травмами, контузиями. Кроме того, практически у всех бойцов были проблемы со спиной и суставами из-за тяжелого снаряжения, которое они на себе носят. Даже когда у бойца ​​обычная ОРВИ, нужна интенсивная терапия, потому что завтра он снова вернется в окоп, а там холодно, влажно и незначительная болезнь может обернуться бронхитом или пневмонией. Иногда ребята забегали поговорить: у кого-то были проблемы дома, кто-то получил радостную весть. Были и такие, которые просто просили, чтобы их обняли. И Нина их обнимала со всей материнской любовью, ведь понимала, что, несмотря на то, что эти мужественные воины смотрят в глаза смерти, они – еще дети. Поэтому приходилось быть и медиком, и психологом, и мамой.

— Никогда не забуду первого нашего погибшего, которого привезли на базу для прощания. Я смотрела на лицо ребят, на тот гроб, и так пекло все внутри, что хотелось кричать... В дальнейшем этих прощаний было, к сожалению, много. И никогда не покидало понимание того, что каждое «до встречи» моих мальчиков перед выездом на боевые задания может стать последним. Говорят, что к смерти можно привыкнуть. На самом деле к этому нельзя адаптироваться ни в мирной жизни, ни на войне, — грустно говорит Нина.

В сентябре 2016-го она вернулась домой и думала, что на этом ее война закончилась, но не тут то было. Ей снова позвонили, на этот раз это была Галина Однорог из Мариуполя. Девушка предложила присоединиться к новому медицинскому проекту: 8-му отдельному батальону «Аратта» Украинской добровольческой армии, который в то время стоял в Широкино, нужны были медики. Их обслуживали госпитальеры, своей медицинской службы не было. Поэтому за считанные дни уже сформировалась медслужба батальона, которая фактически оказывала помощь еще нескольким подразделениям.

— Мы нашли в подвале пять комнат, в одной из которых обустроили медпункт. Волонтеры обеспечивали медикаментами, инструментарием. Позже комбат выбил нам реанимобиль, и началось все сначала: ранения, контузии, вирусы, хронические заболевания... Та же самая работа плюс оказание помощи и эвакуация в Мариуполь «трехсотых», — рассказывает медик. — Один мой раненый всю дорогу до госпиталя спрашивал, не отрежут ли ему ногу. Все щупал, на месте ли она у него. А я тогда пошутила: пусть только попробует мне после выздоровления не станцевать. Недавно он написал мне: «Вы сделали больше, чем могли, во время встречи я вам таки станцую».

Жить под постоянными обстрелами непросто. Иногда бывает невероятно тяжело морально. Поэтому, чтобы хоть как-то отвлечь бойцов от войны, женщина устраивала песенные и танцевальные вечера. Готовила для своих соколиков вкусные вареники, домашние блюда, чтобы хоть на миг ребята почувствовали семейный уют.

Сейчас Нина Ярмаркина в связи с болезнью вынуждена пройти полный курс лечения дома, однако даже это не мешает ей время от времени приезжать к своим, как она говорит, «сыночкам». Там она вместе с доктором Владимиром Богодухов подлечивает им спины, привозит разные вкусности и просто их обнимает.

Несмотря на уговоры дочери, женщина нетерпеливо ждет, когда полностью выздоровеет и сможет вернуться на передовую.

Наталья ЗАДВЕРНЯК,

«Народна армія»

Джерело: http://sprotyv.info/node/78615
Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ