Неслучайное обострение
Авторські статті 2 Листопада 2020 8:00Mikel

Неслучайное обострение

Предыдущая неделя под знаком обострения ситуации на линии соприкосновения на Донбассе. 29 октября пресс-служба штаба ООС заявила о том, что в течение суток боевики в результате провокативных обстрелов ранили двух военных (один боец получил пулевое ранение, еще один – огнестрельное осколочное из-за сброса выстрела ВОГ-17 с беспилотника) и убили двух.

Также было заявлено, что открывался ответный огонь: «На огневые провокации противника подразделения Объединенных сил предоставили адекватный ответ, заставив российско-оккупационные войска возврата в режим тишины».

Впоследствии были озвучены имена погибших – это были морские пехотинцы из 36-й бригады морской пехоты сержант Владимир Бондарюк и старший сержант Михаил Старостин – и место их гибели: с. Водяное неподалеку от Мариуполя.

Такие потери крайне чувствительны для украинской армии, так как погибли настоящие патриоты с огромным боевым опытом. Оба бойца в 2014 году были в числе тех немногочисленных военнослужащих 36-й бригады береговой обороны, которые после российской оккупации Крыма вышли на свободную территорию и продолжили воевать. То есть они непрерывно воевали в течение последних шести лет! На фоне огромной текучки личного состава армии – это весьма болезненно.

По всей видимости, такое обострение совсем не случайно произошла сразу после местных выборов, собственно под проведение которых россияне и согласились на   перемирие. При этом они рассчитывали, что пророссийские партии под маркой миротворцев и «рукопожатых в Москве» займут ведущие позиции в советах разных уровней как минимум востока и юга Украины.

Однако украинский избиратель не оценил масштабов игры и ОПЗЖ с Шарием заняли крайне скромные места. Собственно, как результат такого недовольства кураторов – отсутствие необходимости продлевать перемирие, таким образом, невольно играя на стороне президента Зеленского, который любит говорить о том, что это самое длительное перемирие на Донбассе за последние годы.

Совершенно не случайно и место обострения. Напомним, что линия соприкосновения под Мариуполем – это фактически голая степь с редкими фортификационными сооружениями. А летом как из-за установившейся аномальной жары, так и из-за специальной тактики противника по созданию очагов возгорания огромные площади просто выгорели. Однако выгорели не только посадки и трава, но и все установленные за долгие годы минно-взрывные позиции. А значит, у боевиков появился шанс под шумок перемирия значительно улучшить свои позиции. Тем более, что наше военно-политическое руководство предпочитало не замечать агрессивных действий противника, повторяя как мантру тезис о перемирии как первом шаге по деэскалации ситуации на Донбассе.

Однако реальность оказалась совсем другая и как было уже не раз в истории войны на Донбассе за амбиции политиков приходится расплачиваться солдатам своими жизнями.

На сегодня можно смело утверждать, что обострение на Донбассе – одна из частей плана по раскачиванию внутренней ситуации в стране. Так, столица бурлит из-за отмены в Конституционном суде антикоррупционных законов, а на подходе – рассмотрение в этом же суде закона о языке и образовательной реформы. Если начнутся более или менее активные боевые действия как это было до июля, то сложно предсказать как реакцию гражданского общества (возглавляемого оппозицией, которая заняла достойные места на местных выборах), так и реакцию собственно окружения Президента.

Видимо, на этом и строит основной расчет российских кураторов такого себе «контролируемого хаоса».

Ведь, кстати, очевидно, что механизм, который якобы должен контролировать перемирие не работает. Украина по всем договоренностям сразу после гибели своих военнослужащих инициировала внеочередную видеоконференцию рабочей группы по вопросам безопасности. Хотя она и продлилась чуть более двух часов, однако закончилась безрезультатно. Российская сторона по прежнему настаивала на прямых контактах Киева и своих марионеток, заявляя, что это единственный путь к устойчивому перемирию. Впрочем, ничего нового за последние пять лет – лица меняются, подходы нет.

Можно констатировать, что в целом донбасский кейс на сегодня для Зеленского и его команды выглядит провальным. Россияне в открытую саботируют заседания ТКГ, выдвигая заведомо неприемлемые для Киева условия, даже разговоров о встрече в Нормандском формате нет, как нет никаких данных об обмене пленных. Буквально все эти вопросы россияне увязывают с принятием нового закона об особом статусе оккупированных территорий.

Стоит сказать, что в новый виток обострения на Донбассе наша армия входит не в самом лучшем виде – многие реформы если не свернуты полностью, то в значительной мере затормозились. На фоне разговоров об оптимизации численности, начались сокращения и расформирования целых подразделений. Причем на этом фоне несмотря на постоянные разговоры о НАТО продолжается увеличение штабных структур в Киеве – а это как минимум майорские и полковничьи должности.

Все это вызывает тихий протест у военных, которые фактически голосуют «ногами». Так, даже по словам генерал Хомчака, которые приводит BBC Ukraine  в 2018 - 2020 гг. из армии ушли около 77 тысячи контрактников – а это, на минуточку, треть от определенной законом от 2017 года численности ВСУ.

То есть фактически можно говорить о том, что возможное обострение может оказаться самым кровавым за последние несколько лет – ведь у россиян таких проблем нет, и они всегда могут перебросить дополнительные силы для усиления своих возможностей на любом участке фронта.

Михаил Жирохов, военный эксперт

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ