О вводе миротворцев на Донбасс
Вата 25 Липня 2018 10:15Українка Ганна

О вводе миротворцев на Донбасс

Предлагаю вернутся к вопросу о вводе миротворческого контингента на Донбасс. Да, все мы прекрасно помним, что эту тему неоднократно обсуждали и обсуждают везде. О ней говорят и на дипломатических приемах и обсуждают в социальных сетях. Говорят все, и эксперты - политологи и простые обыватели. Давайте же рассмотрим, почему же ни один из вариантов введения миротворцев в полыхающий огнем гражданской войны Донбасс не является компромиссным,  то есть таким, чтобы устроил все стороны конфликта.

Итак, вариант номер один, условно назовем его российским.

Как вы помните, Россия внесла в Совет Безопасности ООН свой проект резолюции о миротворцах на Донбассе. Там говорилось о размещении миротворцев ООН на линии разграничения между незаконными вооруженными формированиями “республик” и Вооруженными силами Украины.

Украина сначала намеревалась подать альтернативный проект резолюции в СБ ООН, однако США категорически отсоветовали это делать. Таким образом, все “пляски с бубном” на эту тему с тех пор и до нынешнего момента идут вокруг российского проекта резолюции.

Развернутую позицию России по вопросу миротворцев на Донбассе дал министр иностранных дел России Сергей Лавров. Ее суть сводилась к следующему: силы ООН должны быть заняты исключительно обеспечением безопасности наблюдателей СММ ОБСЕ, которые, в свою очередь, занимаются своими делами в так называемой “зоне разведения” по обе стороны линии разграничения, а также патрулируют другие районы конфликта в соответствии со своим мандатом по Минским договоренностям. После разведения сил противоборствующих сторон в зону конфликта вводится контингент сил ООН. Причем, их размещение должно быть согласовано как с властями Украины, так и “ДНР” с “ЛНР”.

Примечательно, что Лавров особо подчеркнул, что основа урегулирования, как и прежде, –  Минские договоренности, а переговорные площадки – минский и нормандский форматы.

Следующим предлагаю рассмотреть вариант, который условно можно охарактеризовать как украино-американский.  Понятно, что российский вариант категорически не устраивал ни Украину, ни США Они считали, что миротворцы ООН должны контролировать не только районы вокруг линии разграничения, но всю временно неподконтрольную Украине часть Донбасса, а также ныне неконтролируемую часть украинско-российской границы. Кроме того, Украина настаивала на том, что в составе миротворцев ООН не должно быть ни российских военных, ни военных других стран, дружественных России (дословно – “союзников России”).       “Мы исключаем возможность участия России в будущей миссии. Миссия на Донбассе возможна и при поддержке наших международных друзей. Наш главный критерий – будущая миротворческая миссия ООН должна быть развернута на всей временно оккупированной территории, принципиальным требованием является обеспечение международного контроля над частью украинско-российской государственной границы в зоне конфликта и вывод с территории Украины всех незаконных вооруженных формирований и подразделений России, а также установление миссией контроля за состоянием хранения тяжелого вооружения”, – заявил министр обороны Украины Степан Полторак.

Параллельно в МИД Украины в очередной раз заявили, что никакие официальные переговоры с “ДНР” и “ЛНР” невозможны.

Настолько разные требования сторон сразу поставили под сомнения саму возможность практической реализации данной миротворческой миссии. Исходя из вышесказанного, становится понятно, что основной проблемой стоящей перед теми, кто примет решение о введении миротворцев это – состав контингента. В подобных миссиях ООН обычно старается использовать этносы, близкие к конфликтующим. Это сразу дает такой серьезный бонус, как взаимопонимание (нет языкового барьера) между войсками ООН и населением. В этом смысле хорошо бы подходили миротворцы из Беларуси или Казахстана, причем президент Беларуси Александр Лукашенко уже фактически согласился на что-то подобное. Однако обе эти страны – военные союзники России по ОДКБ.

В свою очередь Россия категорически не согласна на появление у ее границ военных контингентов из стран-союзников США и тем более – контингента стран НАТО. И в этом вопросе не склонна уступать. Кто же остается?

По некоторым данным, в Военно-штабном комитете СБ ООН, исходя из рекомендаций комитета ООН по административным и бюджетным вопросам, рассматривают в качестве основных кандидатуры войска Индии, Бангладеш и Пакистана.

Но это все пока чистая теория. Нет ответа на несколько важных вопросов. Сколько нужно миротворцев, чтобы осуществить миссию по эффективному разъединению 35-40 тысячной группировки “Л/ДНР” и 70-80 тысячными украинскими военными? По признанию международных экспертов, нынешнее противостояние на Донбассе – самый серьезный военных конфликт в Европе после окончания второй мировой войны. И опыт тут мало что подсказывает.

Этот вопрос рождает новые. Должны ли миротворцы иметь право применять оружие против разделяемых ими сил, в случае нарушения ими режима прекращения огня? Если “нет”, то что они будут делать в случае эскалации конфликта? Эвакуироваться? Если “да”, то что будет, если сами миротворцы будут втянуты какой-либо из сторон в вооруженный конфликт? Еще большая интернационализация конфликта? Непонятно даже – будет ли это полицейская миссия ООН или миссия по поддержанию мира…

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ