Орудие нападения: бомбардировщики, начавшие войну

Орудие нападения: бомбардировщики, начавшие войну В мережі

Едва ли во Второй мировой войне были самолёты, освоившие столько же профессий, сколько двухмоторные средние бомбардировщики. Эти ребята играли самые разные роли, до истребителей включительно. И всё помимо своей основной профессии — таскать бомбы куда надо и бросать их поближе к цели. Можно было, поднапрягшись, обойтись и без тяжёлого бомбардировщика, и без лёгкого одномоторного, но доброго и крепкого «середнячка» должен был иметь каждый.

Давайте-ка посмотрим на самые интересные модели. И начнём, пожалуй, со стран«оси», сделавших первый ход в войне.

Heinkel 111 — волк в овечьей шкуре

Всё началось с того, что в первой половине 1930-х годов фирма Heinkel проектировала пассажирский самолёт — производство вооружений в Германии было ограничено Версальским договором, и страна старалась обойти запреты всеми доступными способами. История авиации знает немало подобных попыток, но успешных среди них — единицы. Именно таким исключением и стал He-111.

Признаки «пассажирского» происхождения оставались с самолётом до конца и принесли ему немалую пользу — He-111 мог успешно служить и транспортом, что не удавалось «настоящим» бомбардировщикам с узким фюзеляжем.

В начале 1935 года существование люфтваффе было объявлено официально, и Германию больше ничто не сдерживало. Производство первых бомбардировщиков началось. К началу войны было построено более восьми сотен машин нескольких модификаций.

Первый «Хейнкель» был не очень похож на ту машину, которую все хорошо знают по фотографиям и кинохронике, — у него была классическая кабина, слабое оборонительное вооружение из трех 7,92-миллиметровых пулемётов. Верхняя стрелковая точка была прикрыта небольшим козырьком, а нижняя и вовсе выдвигалась из фюзеляжа.

В 1939 самолёт подвергли серьезной модернизации. Конструкторы окончательно определились с формой кабины экипажа — на серийных машинах модификации «H» появилась знаменитая ассиметричная кабина-аквариум. Самолёт получил подфюзеляжную гондолу с двумя оборонительными точками, мощные двигатели Jumo 211А-1 по 1075 л. с. каждый. Впоследствии двигатели также улучшили, доведя мощность до 1300 л. с.

He-111 для своего времени был превосходно вооружён — шесть пулемётов калибра 7,92 мм обеспечивали сферический обстрел. В передней части гондолы можно было смонтировать 20-миллиметровую пушку, а в верхней и нижней точках — 13-миллиметровые пулеметы.

С максимальной бомбовой нагрузкой в 3,5 тонны и боевым радиусом примерно в тысячу километров (в ущерб нагрузке, естественно) He-111 мог на первых порах неплохо справляться с ролью стратегического бомбардировщика.

Поражение в битве за Британию и Лондонском блице, избиение под Сталинградом, где He-111 нередко использовались как транспортники, а также другие неудачи вряд ли можно объяснить его недостатками. «Хейнкель» был скорее слишком хорош в начале войны, чтобы разглядеть его стремительное старение, наступившее всего через несколько лет.

Мицубиси G4M «Бетти» — зажигалка дальнего действия

Средний бомбардировщик в Японии был в первую очередь торпедоносцем, что логично для островной империи. Возможность бомбометания была опцией, полезной, но не главной. К тому же дальняя бомбардировочная авиация была частью ВМС, и самолёты строились по заказу флотоводцев.

Когда в фирму «Мицубиси» в 1937 году обратились представители флота и предложили взять двигатели от существующего самолёта G3M, не устраивавшего моряков, и построить новый торпедоносец, только более быстрый, дальний и грузоподъёмный, конструкторы возражали, апеллируя к физике. Но военные были непреклонны, и самолёт пришлось строить, уменьшая вес по килограмму.

В результате он был готов к 1940 году, а в 1941 G4M начали активно эксплуатировать. Самолёт пережил несколько модернизаций, главной из которых стала установка более мощных двигателей «Мицубиси Касей». Они также доводились в течение войны, и мощность с изначальных 1500 л.с возросла до 1800 л. с.

Главной особенностью «берегового торпедоносца» была его дальность — у первой серийной версии — G4M1 Model 11 — она превышала 5500 километров, а боевой радиус составлял соответственно около 2600 километров — пожалуй, наилучший показатель среди одноклассников. Неплохим также был потолок в восемь с лишним километров.

Погрузка торпеды на «Бетти»

За дальность действия была заплачена высокая цена — на самолёте практически не было серьёзного бронирования, даже топливные баки в крыльях были сделаны без стенок — ими служила обшивка самолёта. Поджечь торпедоносец было легко, и среди американских пилотов он получил прозвище «зажигалка».

У самолёта был довольно крупный, хорошо узнаваемый фюзеляж — его большой диаметр был продиктован стремлением конструкторов убрать бомбы или торпеды внутрь. Ещё одной особенностью стала хвостовая оборонительная установка, в которой монтировалась 20-миллиметровая пушка. На остальных позициях — носовой, верхней турели и бортовой — стояли 7,7-миллиметровые пулемёты. В целом самолёт был вооружён довольно слабо, поскольку пушке, несмотря на огневую мощь, не хватало скорострельности.

G4M пошли в дело в 1941 году в Китае, а в декабре того же года прославились потоплением (совместно со старшими коллегами G3M) британского линкора «Принс оф Уэлс» и линейного крейсера «Рипалс». Самолёты участвовали во всех крупных сражениях в качестве бомбардировщиков, торпедоносцев, разведчиков и десантного транспорта. Заканчивали свою карьеру в авиации Императорского флота «зажигалки» как носители самолётов-снарядов MXY-7 «Ока», управляемых пилотами-камикадзе. Но не слишком результативно.

Savoia-Marchetti SM.79 Sparviero — экзотика в бою

Когда мы говорим о средних бомбардировщиках, то обычно имеем в виду двухмоторные машины. Однако это правило не работает в Италии. Трёхмоторные машины в 1930-х и 1940-х годах не были никакой суперэкзотикой, достаточно вспомнить германский Ju-52. Однако любовь итальянцев к трёхмоторникам переходит все границы.

Их было действительно много — Caproni Ca.133, Piaggio P.16, Cant Z.1007 Alcione… Ну и, наконец, SM.79 Sparviero. Не самый лучший, не самый удачный бомбардировщик, но, безусловно, именно он больше всего подходит на роль символа итальянской бомбардировочной авиации Второй мировой.

Трёхмоторная схема имеет свои плюсы, главный из которых — надёжность. Три мотора — не два. И если в полёте выйдет из строя один двигатель, то двухмоторная машина потеряет половину мощности, а трёхмоторная — лишь треть. Однако минусов в такой схеме гораздо больше — у механиков на земле больше работы, требуется больше запчастей, три мотора весят больше, чем два аналогичной мощности.

Кроме того, установленный в носовой части третий двигатель лишал возможности разместить там кабину бомбардира и стрелковую точку. Конструкторы решили проблему обороны, установив неподвижный пулемёт на большом выступе-горбе, однако это решение было очевидно слабым даже тогда. Бомбардира на Sparviero посадили… в подфюзеляжную гондолу ближе к хвосту. При этом самолётом управлял «полуторный» набор пилотов — бортмеханик присоединялся к командиру на время взлёта и посадки (схема довольно популярная в то время, достаточно вспомнить He-111 и британский Hendley-Page Halifax).

Интересно, что, как и He-111, происхождения этот самолёт мирного, более того — пассажирского. Однако в данном случае считать это достоинством никак нельзя — то, что сделано в мирных целях, на войне не очень полезно. Впрочем, готовый в 1934 году восьмиместный пассажирский самолёт фирмы Savoia-Marchetti был одним из самых быстрых в Италии, и не попытаться выставить его на конкурс для военных, пожелавших получить современный бомбардировщик, было бы странно.

Чуда не произошло. Скоростной бизнес-джет не стал хорошим военным самолётом. Ему не хватало мощности трёх моторов Альфа-Ромео по 750 л. с. каждый, несмотря на 12,7-миллиметровые пулемёты в трёх точках — передней установке, верхней турели и гондоле, он был довольно слабо вооружён, бензобаки не были протектированы, что также делало самолёт уязвимым.

Тем не менее итальянцы построили более 1300 таких машин, которые не только летали до конца войны, но и служили потом в разных ближневосточных странах. Последний Sparviero списали в Ливане в 1959 году.


Средние бомбардировщики «оси» казались настоящим кошмаром первых лет войны — многочисленные воздушные армады с подготовленными экипажами, направляемые умелым командованием, казалось, было не остановить. Но никакая удача не бывает вечной. Ответ союзников не заставил себя ждать, и о солдатах воздушной войны Антигитлеровской коалиции мы поговорим в следующий раз.

Комментировать

  Подписаться  
Уведомление о