Военные преступления советских партизан в Белоруссии, Прибалтике и Финляндии.

Переглядів: 1359
 Военные преступления советских партизан в Белоруссии, Прибалтике и Финляндии. В мережі
Первого апреля 2011 года умер Василий Кононов, бывший советский партизан, приговорённый в Латвии к тюремному заключению за преступления, совершённые им на территории республики во время войны 1941-45гг. Дело Кононова, который отсидел два года и подал на апелляцию в европейский суд по правам человека, вызвало огромный резонанс в РФ.
Официальная Россия всячески поддерживала Кононова как вербально - в речах первых лиц страны, так и практическими действиями: наняла ему адвоката, организовала манифестации у латвийского посольства в Москве и оплатила похороны военного преступника на средства российских налогоплательщиков.
В чём же обвинили Василия Кононова?
Европейский суд добыл свидетельства, что Кононов, командуя партизанским отрядом, отдал приказ уничтожить мирных жителей хутора Малые Баты. Главы семейства жителей Малые Баты подозревались партизанами в сотрудничестве с немцами и вычаде им партизанского отряда Чугунова, который был ранее расстрелян ССовцами в одном из амбаров хутора.
Утром 27 мая 1944г. отряд Кононова разбился на шесть групп, каждая из которых уничтожила по одной из шести семей, проживавших на хуторе. Среди расстрелянных и сожжённых живьём жителей оказалось три женщины, одна из которых - Текла Крупник - была на девятом месяце беременности. Она пыталась спастись бегством в лес, но была поймана партизанами и брошена в окно своего горящего дома, где сгорела вместе с расстрелянным мужем. На следующее утро жители соседней деревни нашли на пепелище её обгоревший скелет рядом со скелетом неродившегося ребёнка.
Военный преступник Василий Кононов перед смертью
Хотя советская и нынешняя российская пропаганда изображают партизан как добрых, «благородных и бескорыстных борцов против фашизма», якобы бежавших в леса, чтобы мстить оккупантам за их зверства, реальность была далека от этой лубочной картинки. И военное преступление Кононова и его отряда - не исключение, а только одно из огромного числа подобных злодеяний, совершённых советскими партизанами в годы войны.
Многие из этих партизан, включая отряд Кононова, были диверсантами, заброшенными в немецкий тыл по директивам Москвы для осуществления тактики выжженной земли, согласно которой лишение крова и даже уничтожение мирных жителей необходимо, если это наносит урон врагу.
Например, первый пункт приказа ставки верховного главнокомандования №0428 от 17.11.1941г. гласит:

Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 — 60 км в глубину от переднего края и на 20 — 30 км вправо и влево от дорог.
Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский, и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.

Некоторые злодеяния партизан были рутинно зафиксированы немецкой оккупационной администрацией и советскими компетентными органами, и некоторые из этих записей и поныне хранятся в архивах:
«2-е управление СД. Командиру тайной полиции и СД Хауптштурмфюреру Гезе в Пинске
5.4.43 бандиты увели из д. Мукошин портниху Кравчук. Девушка была найдена потом мертвой в лесу, голова, грудь и все тело несколько раз распорты. Глаза были выколоты. Половой орган был изрезан. Что побудило бандитов на подобное обращение с девушкой - неизвестно. Два бандита застрелили в квадрате 19 - влево наверху сестру одного из полицейских».
РГАСПИ. Ф. 69. Д.824. Л.20-23.
«В район нашей деятельности прибыл 7-й батальон отрядов Сабурова.
Партизаны этого батальона занимаются неслыханными грабежами, бандитизмом и пьянством, разъезжают по селам в форме немецких солдат. Жителей, убегающих в леса, расстреливают».
Сообщения и переписка НКГБ и ЦПШД янв. 43-дек.43. Гг. РЦХИДНИ.
Неудивительно, что российские власти не хотят открывать архивов даже 70-летней давности!
Вот что пишет польский историк Богдан Музиал вo Frankfurter Allgemeine Zeitung от 21 июня 2004 году:
«В ходе борьбы с партизанами в Беларуси погибло, не считая убитых евреев, до 350 тысяч человек».
Эти преступления хорошо изучены. Однако почти неизвестен тот факт, что зачастую и партизаны тоже жестоко обращались со своим населением. Они тоже наводили ужас на целые районы, сжигали деревни и города, убивали мирных жителей, проводили карательные походы. Таким образом, население попало между молотом и наковальней.
Некоторые населенные пункты попеременно «усмирялись» то немцами, то партизанами, как, например, городок Налибоки, в 120 км от Минска. Но если немцы арестовывали и расстреливали только зачинщиков беспорядков, то партизаны убивали всех подряд.
Так, 8 мая 1943 г. партизаны напали на опорный пункт организованной немцами самообороны. Они убили 127 гражданских лиц, включая детей, сожгли здания и угнали почти 100 коров и 70 лошадей. Заметим походу, что резню в Налибоках устроил партизанский отряд Тувьи Бельского за то, что местное население сотрудничало с верной польскому правительству в изгнании Армией Крайовой и не хотело подчиниться партизанскому центру в Москве.
Голливуд снял фильм «Вызов», мало отличающийся от советской пропаганды о войне и героизирующий командовавших отрядом братьев Бельских, чем вызвал протесты поляков, считающих Бельских головорезами и убийцами мирного населения.
Тувья Бельский третий слева во главе своего партизанского отряда
Особенную проблему создавало то обстоятельство, что партизанам нужно было кормиться. Они добывали себе продукты и одежду у местного населения. Во время этих снабженческих операций партизаны нередко вели себя, как обычные грабители, во всяком случае, так воспринимало их население. Они реквизировали женское белье, детскую одежду, хозяйственный скарб, – вещи, мало пригодные в лесу. Зато их можно было обменять на алкоголь или подарить партизанкам.
Большинство военных операций партизан и без того были направлены не против немецких оккупантов, а против действительных или мнимых коллаборационистов и их семей, а также против всех, кто хорошо относился к немцам и был антисоветчиком. А кто был антисоветчиком, партизаны решали сами.
На повестке дня были расстрелы, изнасилования и грабежи. 22 февраля 1943 г. Отряд Михайлова убил в деревне Чигринка Могилевского района, что восточнее Минска, около 70 мирных жителей. На счету этого отряда были также грабежи, изнасилования и расстрелы. По сообщению одного высокопоставленного офицера Красной Армии, сделанному в июне 1943 г., отряд Бати, действовавший примерно в 200 км от Минска, «терроризировал мирное население».
В частности, 11 апреля 1943 г. они: «Расстреляли ни в чем не повинные семьи партизан в селе Сокочи женщину с 12-летним сыном, второй сын-партизан которой погиб ранее, а также жену одного партизана и ее двух детей – двух и пяти лет».
В другом докладе говорится, что в апреле 1943 г. Партизаны отряда Фрунзе, действовавшего севернее Минска, расстреляли в ходе «карательной операции 57 человек», включая младенцев. Некоторые партизанские отряды сжигали сразу по несколько населенных пунктов, как например, комиссар Фролов вместе со своими партизанами, действовавший в витебской области. В апреле 1943 г. они превратили в пепел множество деревень, расстреляли «мирных жителей и других партизан».
И это было далеко не исключение.
Сожжение партизанами деревень и расстрелы женщин с детьми действительно были достаточно частым явлением. Вот какое письмо прислали читатели в белорусскую газету «Наша Нива» в 2000г.: "Жили мы в местечке в западной Беларуси. Где-то в пятидесятые годы, когда я ходил в школу, как-то сказал дома, что деревню Борки сожгли немцы. Тогда моя мать рассказала мне, что деревню Старожевщина и деревню Борки Ивацевичского района сожгли партизаны. В Старожевшине родственников у нас не было, поэтому подробностей мы не знали. В Борках же жила большая семья родного брата моей матери. А на небольшом хуторе под Слонимом жила их сестра. Эти партизаны часто заходили на хутор и даже оставляли там раненых. Поэтому и предупредили, что, если есть родственники в Борках, то «Пусть убегают!», но война, шесть маленьких детей... И семья осталась в Борках. «Самооборонцы» не пускали партизан в деревню со стороны леса, поэтому те вошли со стороны местечка.
Когда жена моего дядьки увидела что два партизана идут сжигать хату, то вышла навстречу: «Хлопчики, не палите хату, вон - шесть детей у окопчика сидят!» Один партизан выстрелил в воздух и оттолкнул мать шестерых детей со словами: «Уйди, сука!» А второй его поправил, заявив: «Разве так бьют, вот так бьют!» - ударил женщину прикладом, а потом застрелил белорусскую мать шестерых детей и сжег их дом. Возможно, тот убийца жив и по сей день и получил, как ветеран, привилегии.
Но подобные военные преступления не имеют срока давности.
Интересно, что сам факт намеренного убийства женщин и детей только за то, что они были членами семей «полицаев», по сей день воспринимается бывшими партизанами как нечто нормальное и не подлежащее осуждению. Вот как оценивает своё участие в расстрелах женщин и детей бывший партизан Яков Исаакович Шепетинский:
«Семьи полицаев тоже уничтожались»?
«Не всегда и не везде.
Но было такое нередко, что сейчас скрывать...мне лично их жалко не было.
Они наших еврейских малых детей живьем сжигали, да на куски разрывали, так почему я должен был переживать за полицейское отродье?
Истребляли все полицейское семя, всю их породу. Око за око...
Убийство гражданских, родственников предателей, в жестокой партизанской войне - дело почти обычное...
И вы это и без меня знаете. Просто многие не хотят об этом рассказывать»...
Но хорошо известно, что партизаны уничтожали не только семьи полицаев. Так, согласно финским документам, приведённым Веикко Эрккиля (Veikko Erkkilä, (1999) в Vaiettu sota, Arator Oy, ISBN 952-9619-18-9, в Финляндии советские партизаны уничтожили около двухсот мирных жителей, в основном, женщин, детей и стариков. Известность получило нападение советских партизан на хутор Лямсянкюля, в ходе которого партизаны согнали хуторян в деревянный дом и сожгли его. В результате рейда погибли семь мирных жителей, включая двух детей шести и трёх лет от рода.
В деревне Лаанила в северной Финляндии 4 июля 1943г. советские партизаны обстреляли гостиницу и грузовик, в котором ехали мирные жители, в результате чего погибло более 10 человек.
Мирные жители Финляндии, убитые советскими партизанами
Вместо того, чтобы разыскивать и наказывать военных преступников из числа партизан, власти бывшего СССР открыто репрессируют тех, кто публикуют правду о злодеяниях партизан, как например, журналиста и краеведа Виктора Хурсика, который в своей книге «Кровь и пепел Дражно» описал имевшее место в 1943г. уничтожение белорусской деревни партизанским отрядом Израиля Лапидуса из бригады комбрига Иванова. Партизаны напали на деревню и без разбору стреляли, резали и заживо сжигали мирных жителей.
Показания уцелевших Дражненцев автор подтверждает документами из Национального архива Республики Беларусь. История о бесчинствах партизан в Дражно получила широкую огласку, когда в середине апреля 2008 года активисты Белорусского Добровольного Общества Защиты Памятников Истории и Культуры установили мемориальный крест в память о зверски уничтоженных мирных жителях этой деревни.
Крест простоял у ограды католического кладбища деревни Дражно всего несколько дней.
Политика Вячеслава Сивчика, священника Леонида Акаловича и журналиста Виктора Хурсика, которые участвовали в установке мемориального знака, осудили на 15 суток ареста.
Крест выкопали и отвезли на тракторе в соседнюю деревню Залужье.
Вот, что рассказывает один из свидетелей той резни:  «Выстрелы разбудили нас около четырёх утра 14 апреля 1943 года. Мама кричала: «Дзеткі, гарым!»
Голые выскочили на двор, смотрим: все хаты горят, стрельба, крики…
Мы побежали спасаться на огород, а мама вернулась в дом, хотела что-то вынести. Соломенная крыша хаты к тому времени уже пылала. Я лежал, не двигался, долго не возвращалась мама. Повернулся, а её человек десять, даже женщины, колют штыками, кричат: «Получай, сволочь фашистская!»
Видел, как ей перерезали горло. Катя, сестра моя, вскочила, просила: «Не стреляйте!», достала комсомольский билет. До войны она была пионервожатой, убеждённой коммунисткой. Билет и партийное удостоверение отца во время оккупации зашила в пальто и носила с собой.  Но высокий партизан, в кожаных сапогах, обмундировании начал целиться в Катю.
Я закричал: «Дзядзечка, не забівайце маю сястру!» Но раздался выстрел. Пальто сестры вмиг набрякло кровью. Она умерла на моих руках. Я навсегда запомнил лицо убийцы.
Помню, как я отползал. Смотрю, соседку Феклу Субцельную вместе с малюткой-дочкой три партизана живьём бросили в огонь. Свою кроху тётка Фекла держала на руках. Дальше, у дверей пылающей хаты, лежала старушка Гриневичиха, обгоревшая, в крови»…
Паспорт Валентины Шматко, убитой партизанами из отряда Лапидуса
Нелицеприятную историю, в которой партизаны предстают преступниками, Виктор Хурсик не считает журналистской сенсацией.  Да разве об этих фактах знаю только я? В любой деревне вам расскажут шепотом, как партизаны грабили, расстреливали за одежду, еду или просто так, как кутили и насиловали. Многие факты зафиксированы работниками особых отделов партизанских отрядов и бригад, хранятся в архивах. Моя роль в этой истории - транслятор. Я просто озвучил факты, которые достаточно хорошо известны.
Единственное, что выглядит сенсационно в нынешних условиях в Беларуси, - вопреки официальной точке зрения на партизанское движение, вдруг появился иной взгляд...
Но мы ещё очень далеки от того, чтобы поставить памятник безымянной крестьянке, у которой муж воевал на фронте, а партизаны грабили подворье. Это в деревне Хозянинки Пуховичского района командир отряда Писарчик расстрелял мать и её малолетних детей за то, что истерзанная поборами женщина не выдержала... Ещё дальше в России и Беларуси и даже в Украине – от того, чтобы назвать партизан-преступников преступниками и судить их за их преступления.
Из всех республик бывшего СССР справедливость робко пытается восторжествовать пока только в Прибалтике.

Комментировать

  Подписаться  
Уведомление о