ЗРК С-75. Боевое применение
Політика 12 Серпня 2018 15:14Mikel

ЗРК С-75. Боевое применение

Первая цель

Впервые в полигонных условиях воздушная цель была сбита зенитной управляемой ракетой (ЗУР) в 1950 г. Однако первый реальный воздушный противник был уничтожен ЗУР в октябре 1959 г. в небе над Китаем.

Спустя месяц после запуска первого искусственного спутника, во время традиционного военного парада на Красной площади были впервые показаны ракеты: баллистические, тактические, зенитные... Далеко не все из этих средств ПВО тогда находились на вооружении, а часть из них попала на парад прямо из сборочных цехов. В тот день особый интерес у многочисленных военных атташе вызвал показ на параде зенитных ракет. Ведь о возможностях баллистических ракет на Западе в общих чертах уже было известно благодаря радиоразведке, полетам высотного самолета-шпиона У-2 и ... по сообщениям ТАСС. А едва начинавшие появляться зенитные ракеты комплекса С-75 оставались “терра инкогнита”. Однако, оценив показанные на параде ракеты и примерив их предполагавшиеся возможности, к своим недосягаемым высотным разведчикам, американцы успокоились. По их мнению, характеристики русских ракет были еще недостаточно высоки для борьбы с подобными самолетами, которые на протяжении 50-х годов регулярно пересекали воздушные границы СССР, забираясь на сотни и даже тысячи километров в глубь территории страны. Причем происходили эти “перелеты” не только в Заполярье или в Сибири, но и в центральных районах.

Так, в ночь с 17 на 18 апреля 1952 г. сразу три иностранных самолета на большой высоте вошли в воздушное пространство СССР с запада и совершили многочасовые полеты над Прибалтикой, Белоруссией, Украиной и центральными районами страны. На перехват каждого из них были подняты истребители, но безрезультатно.

Тем не менее, в США справедливо полагали, что в СССР ведутся активные работы по созданию радиолокаторов и зенитных ракет, часть из которых копировалась или же проектировалась на основе образцов, полученных в годы войны из США и Англии или же обнаруженных в Германии. Это, кстати, приводило к интересным результатам во время войны на Корейском полуострове, когда экипажи американских бомбардировщиков неоднократно докладывали об использовании против них зенитных ракет.

Например, ночью 24 февраля 1952 г. один из американских бомбардировщиков Б-29 получил повреждение на высоте 6700 метров, а находившийся на этом самолете оператор радиоэлектронного оборудования успел зафиксировать радиосигналы, которые были впоследствии идентифицированы, как сигналы наведения ракеты. Спустя месяц, ночью 30 марта, члены экипажа бомбардировщика Б-50, летевшего на высоте 6000 метров, увидели приближавшиеся к их самолету огни четырех ракет, траектория полета которых явно свидетельствовала о том, что они управлялись. Однако на высоте 4500 метров ракеты внезапно исчезли. И хотя, как известно, истинными причинами этих событий были вовсе не ракеты, американцы так и не нашли тогда иных объяснений. Лишь удачный полет трех самолетов-разведчиков над европейской частью СССР их немного успокоил – об использовании против их самолетов ракет, летчики не докладывали.

Однако вслед за удачным воздушным рейдом последовал двухлетний перерыв, связанный, прежде всего, с переменами, происходившими в советском и американском руководстве. Новая волна дальних разведывательных рейдов началась зимой 1954 г. с полетов в районе Каспийского моря. А в ночь с 28 на 29 апреля 1954 г. был практически полностью повторен сценарий, реализованный за два года до этого. В эту ночь со стороны Балтийского моря в воздушное пространство СССР практически одновременно вошли три самолета-разведчика и направились по трем различным маршрутам – к Ленинграду, Москве и Киеву. Через несколько часов полета все самолеты-разведчики беспрепятственно вышли из советского воздушного пространства.

Безнаказанность, с которой были осуществлены глубокие ночные рейды над европейской частью СССР, значительно ускорила принятие американцами решения о начале подобных полетов в дневное время с целью фотографирования наиболее “интересных” районов и объектов. Для этих полетов были задействованы самолеты, способные достигать высоты 20 и более километров – английская “Канберра”, ее американский разведывательный вариант РБ-57Д и уникальный по своим возможностям Локхид У-2.

При всей незаметности для широкой публики борьба с этими самолетами оставила глубокий след в развитии целого ряда систем вооружений и, прежде всего, в создании первой советской передвижной зенитной ракетной системы С-75, головными разработчиками которой были КБ-1 (НПО "Алмаз") и ОКБ-2 (МКБ "Факел"). Принятая на вооружение в декабре 1957 г. она стала первой в мире зенитной ракетной системой, уничтожившей реального воздушного противника.

Это случилось осенью 1959 г. в небе над Китаем, где появление новейшего советского оружия оказалось весьма своевременным. Тесные политические и экономические связи, существовавшие тогда между СССР и КНР, делали возможным реализацию многочисленных проектов, в том числе и в военной области. Например, в соответствии с подписанным 15 мая 1953 г. межправительственным соглашением в середине 50-х годов с помощью СССР в КНР было спроектировано и построено 12 авиазаводов, в том числе два самолетостроительных, два двигательных, авиаприборостроительный и радиолокационный. Со временем эти предприятия стали базовыми для авиационной и ракетной промышленности КНР.

Одновременно с этим в КНР поставлялся и ряд образцов ракетного оружия – авиационные, тактические и зенитные ракеты, роль которых особенно возросла в связи с Тайваньским кризисом, разразившимся в конце августа 1958 г. В то время широкомасштабные поставки американского оружия на Тайвань значительно усилили тайваньскую армию, в авиации которой появилось несколько высотных самолетов-разведчиков РБ-57Д, а в дальнейшем и Локхид У-2. Вооружавшие Тайвань американцы не были альтруистами – главной целью разведывательных полетов, которые предстояло выполнять тайваньским летчикам, было получение необходимой США информации о работах по созданию в КНР ядерного оружия.

Уже за первые три месяца 1959 г. РБ-57Д совершили десять многочасовых полетов над КНР, а в июне того же года самолеты-разведчики дважды пролетали над Пекином. Приближалось празднование 10-й годовщины образования КНР, и вполне реальными выглядели прогнозы возможного срыва юбилейных торжеств. В этой ситуации после обращения китайского руководства к СССР в обстановке особой секретности в Китай были доставлены пять огневых и один технический дивизион С-75, включая 62 ракеты.

К весне 1959 г. первые боевые расчеты, состоявшие из китайских военнослужащих, были подготовлены к работе. Одновременно для обслуживания ракетного оружия в Китай была направлена группа советских специалистов. Вспоминает один из них, полковник Виктор Дмитриевич Слюсар: “В конце сентября 1959 года командующий ВВС и ПВО Народно-освободительной армии Китая генерал Чен Цзюн доложил министру обороны Линь Бяо о готовности зенитной ракетной группировки ПВО Пекина к выполнению боевых задач. Мы, в свою очередь, доложили об этом же старшему группы советских военных специалистов в Китае - генерал-полковнику артиллерии Николаю Михайловичу Хлебникову, который сообщил об этом в Москву”.

В день празднования 10-й годовщины образования КНР, когда на праздничной демонстрации в Пекине находились руководители не только КНР, но и СССР, а также ряда других стран, все зенитные ракетные дивизионы несли боевое дежурство. Однако до 4 октября никаких полетов над КНР не было. Лишь рано утром 5 октября с тайваньского аэродрома взлетел самолет, взявший курс на материк. Вскоре он пересек береговую черту и направился к городу Нанкин на высоте 20-21 км. Поднятые на его перехват истребители вышли на предельную для них высоту -15-17 км, но достать разведчика не смогли. В тот день он так и не вошел в зону действия ракет С-75 и развернулся назад, не долетев 500-600 км до Пекина.

В.Д.Слюсар стал непосредственным участником дальнейших событий: “Все повторилось ранним утром 7 октября. Самолет пересек береговую черту КНР на высоте 18 км и направился в сторону Пекина. Когда он подошел к нему на дальность 400-500 км, ракетные дивизионы были переведены в боевую готовность. Одновременно в воздух поднялись истребители-перехватчики, получившие задание набрать максимальную высоту и следовать к цели. В свою очередь, цель вновь вышла на 20-километровую высоту, где ее достать могли только ракеты.

Радиолокаторы обнаружили цель на дальности около 320 км, командующий ВВС и ПВО, утверждавший мои команды, доложил министру обороны. Тот отдал распоряжение: если есть полная гарантия уничтожения самолета противника - огонь открыть, если нет - не открывать. В переводе с китайского это означало, что всю ответственность я должен был взять на себя. В ответ Линь Бяо было доложено, что уверенность есть, и “добро” на пуск ракет было получено”.

Все находившиеся в воздухе китайские летчики получили указание немедленно покинуть зону возможного обстрела. Команда на пуск первой ракеты была отдана в 12.04. С интервалом в несколько секунд было запущено еще две ракеты. Все они разорвались около цели.

Как показало изучение упавших обломков, высотный разведчик РБ-57Д развалился еще в воздухе и его фрагменты разлетелись на несколько километров, а летчик самолета-разведчика Ван Инцинь был смертельно ранен.

В последующие дни на месте падения самолета побывали практически все высшие руководители КНР, включая Чжоу Эньлая, Линь Бяо и Джу Дэ. Уничтоживший самолет ракетный дивизион был удостоен коллективной награды “Герой 2-й степени”.

В то же время, чтобы сохранить эффект внезапности и скрыть наличие у Китая новейшей ракетной техники, советское и китайское руководство договорились не сообщать о сбитом самолете. Однако уже на следующий день тайваньские газеты выдали информацию, что один из самолетов РБ-57Д во время тренировочного полета потерпел аварию, упал и затонул в Восточно-Китайском море. В ответ на это китайское агентство “Синьхуа” сделало следующее заявление: “7 октября в первой половине дня один чанкайшистский самолет-разведчик американского производства типа РБ-57Д с провокационными целями вторгся в воздушное пространство над районами Северного Китая и был сбит военно-воздушными силами Народной освободительной армии Китая”.

Впрочем, анализируя потерю над Китаем своего высотного самолета разведчика, не стали списывать на счет советских зенитных ракет этот результат и американцы. Тем более ошеломляющим оказалось для них событие, случившееся 1 мая 1960 года, когда в районе Свердловска советской зенитной ракетой был сражен недосягаемый ранее У-2.

Как "Двина" защищала небо Вьетнама

В марте 1966 г. на американских самолетах появились первые ракеты «Shrike», предназначенные для атак радиолокаторов ЗРК, а летом во Вьетнам поступили специализированные самолеты EF-105F «Wild Weasel».

В новый этап воздушной войны американцы вступили с обновленной материальной частью и действовали в соответствии с тщательно продуманной тактикой. Полеты, как правило, осуществлялись вне зон поражения ЗРК, намеченных исходя из точного определения углов закрытия, весьма значительных в условиях горного рельефа Вьетнама. Практически все самолеты американцев были оснащены аппаратурой предупреждения об облучении станциями наведения ракет комплексов С-75, по информации от которой летчики отрабатывали противоракетные маневры.

Большинство самолетов оснащались также и станциями активных помех для самоприкрытия, средствами отстрела пассивных помех. Групповое прикрытие осуществлялось постановщиками активных помех ЕВ-66А с удаления от 60 до 120 км. В результате, на экранах постоянно наблюдались засветки от пассивных помех – от узкой полосы до яркого равномерного свечения всего экрана. При использовании мощных активных помех самоприкрытия истребители-бомбардировщики сбивать практически не удавалось. Теоретически в данном случае следовало пеленговать активную помеху и наводить ракету с использованием метода "трехточки", но практически определить центр помехи не удавалось из-за мощной засветки экрана.

Еще более усложнилась работа ЗРК с началом применения противорадиолокационных ракет «Shrike». В качестве их носителей использовались насыщенные аппаратурой радиоразведки и радиопротиводействия самолеты F-4E «Wild Weasel». Сама ракета «Shrike» в абсолютном большинстве случаев не наблюдалась на экранах СНР из-за малой эффективной поверхности рассеяния. Ее пуск фиксировался по изменению формы отметки от носителя на индикатор "5 км". Как правило, при этом расчету ЗРК приходилось осуществлять сброс цели, разворот антенны, после чего производилось переключение мощности на эквивалент. При благоприятном временном раскладе эти операции удавалось проводить не сразу при пуске ракеты «Shrike», а после поражения обстреливаемого ЗРК самолета.

Очень ответственным был выбор момента пуска ЗУР. При пуске вблизи дальней границы зоны поражения американский самолет мог развернуться и благополучно уйти. При опоздании с пуском ракеты – самолет включал форсаж и успевал проскочить в "мертвую" зону, за ближнюю границу зоны поражения. В результате, наиболее целесообразным был признан выход в эфир излучением СНР при удалении цели около 40 км от ЗРК.

Помимо мер радиоэлектронной борьбы американцы широко применяли и огневое противодействие. Позиции ЗРК подверглись 685 ударам авиации. Чуть меньше половины из них производилось ракетами «Shrike», остальные – бомбами. В 1966 г. осколками была повреждена 61 ракета, в 1967 г. – 90 ракет, из которых удалось восстановить не более половины. Всего же за годы войны ЗРК выводились из строя 241 раз. В среднем, каждый дивизион выводился из строя примерно один раз в год. Позиции менялись в среднем 10-12 раз в год, а в период наиболее напряженных боевых действий – через 2-4 дня. В результате действий американской авиации из 95 поставленных Советским Союзом зенитных ракетных комплексов к 1973 г. в строю осталось 39 боевых ЗРК и четыре в учебных центрах.

В этих условиях основным и практически единственно возможным методом борьбы с самолетами стали засады. Дивизионы скрытно уходили в джунгли, разворачивались на заранее подготовленных позициях и замирали. Вопреки наставлениям, предписывающим одновременное наведение на самолет 2-3 ракет, из-за бездорожья и отсутствия мостов, не позволявших ЗРК "кочевать" с полным боекомплектом, более половины целей обстреливались двумя ракетами, 6% – тремя, а остальные приходилось обстреливать одной ЗУР. Каждый дивизион прикрывался 2-3 батареями 37-мм зенитных автоматов.

После развертывания ЗРК на новом месте в течение нескольких дней изучалась воздушная обстановка, районы полетов авиации, готовились данные, и лишь после этого производилась стрельба. Дальше все решали минуты. Если после пуска ракет в течение сорока минут дивизион не покидал район, то шансов уцелеть практически не оставалось. В связи с этим наибольшую эффективность приносила тактика, когда самолеты обстреливались за несколько часов до наступления темноты. В результате до завершения дня американцы уже не успевали воспользоваться информацией о месте нахождения ЗРК, а на рассвете удары по обнаруженным позициям уже не достигали своей цели.

В целом, в 1966 г., даже по советским оценкам, число ракет на поражение одной цели возросло почти на порядок, достигнув 12-15 ЗУР на сбитый самолет. Основными причинами снижения эффективности стали: трех – четырехкратное увеличение ошибок наведения при ручном сопровождении цели, единственно действенном в условиях применения мощных активных помех; ухудшение точности наведения на маловысотные цели при использовании режима наведения с боковым расположением метки цели на угломестном экране.

Находившийся в 1967-1968 гг. во Вьетнаме командир полка Юрий Бошняк упомянул еще один негативный фактор, связанный со снижением эффективности стрельбы, – большое количество падений ракет в случае незахвата цели и несамоликвидации, что приводило к людским жертвам. Так, по его данным, за восемь месяцев 1967 г. при общем расходе около тысячи ракет, 50-60 из них упали в сравнительно густонаселенных районах Вьетнама. При этом 55 человек было убито, более 50 – ранено, сотни домов были разрушены.

Иногда падения ракет были вызваны и "нештатной" модернизацией ракет, выполнявшейся самими вьетнамцами. Получил известность случай, когда для увеличения дальности действия ракеты у нее была отключена система самоликвидации. В результате, будучи запущенной по постановщику помех F-105, она пролетела около 140 км и упала рядом с одним из вьетнамских детских домов, вызвав значительные разрушения.

Находившимися во Вьетнаме советскими специалистами отмечались и другие субъективные факторы, снижавшие эффективность использования ЗРК. В их числе небрежное отношение к документации, нарушения инструкций по эксплуатации, повреждения на дорогах при столкновениях. Так, за один 1966 г. из-за неправильной эксплуатации было повреждено 154 ракеты, в 1967 г. – 29 ЗУР. Правда, практически все ракеты силами советских и вьетнамских специалистов удалось восстановить. Постоянно терялись заглушки, устанавливавшиеся на трубке приемника воздушного давления, что приводило к попаданию внутрь влаги и пыли и, как следствие, к отказу ракеты в полете.

Значительное снижение эффективности действия СА-75 вызвало серьезное беспокойство в СССР. Осенью 1966 г. во Вьетнам прибыла большая делегация военных и гражданских специалистов во главе с Главкомом войск ПВО П.Ф. Батицким. В процессе выполненных доработок удалось уменьшить нижнюю границу зоны поражения до 300 м, снизить минимальную дальность поражения целей до 5 км, доработать станцию наведения ракет для обеспечения живучести при использовании противником ракет «Shrike». Ракета была оснащена новой боевой частью с более широким полем разлета осколков, ставшей менее эффективной в полигонных условиях, но более пригодной в случае использования противником помех и интенсивных маневров. Удалось сократить до 30 с время реакции комплекса.

Уже в 1967 г. доработанные ЗРК показали вдвое лучшую эффективность применения. Однако к концу этого года американцы стали применять помехи по ракетному каналу. При их воздействии на станции наведения ракет вместо сигнала бортового ответчика ракеты поступала мощная помеха. В результате, СНР теряла ракету, которая летела на автопилоте, до срабатывания системы самоликвидации. Подобное нововведение стало одним из результатов ознакомления американцев и израильтян с комплексами СА-75, брошенными египтянами на Синайском полуострове летом 1967 г.

Особенно результативным стал для американцев налет на Ханой, осуществленный 15 декабря 1967 г., когда в результате эффективного использования помех этого типа было "нейтрализовано" около 90 зенитных ракет. Ни одного самолета во время этого налета сбито не было.

Интенсивным поиском выхода из этой ситуации занялись как в СССР, так и во Вьетнаме. В последние дни 1967 г. решение было найдено. Прямо "на месте" в ракетах перестроили рабочие частоты ответчиков, увеличили мощность ответного сигнала. В результате, зимой 1968 г. эффективность действия комплексов была восстановлена.

Во Вьетнаме был реализован и ряд других тактических новинок. С ноября 1967 г. стал применяться метод сопровождения цели без излучения СНР – по отметке от активной помехи самоприкрытия. В дальнейшем расчеты ЗРК перешли к использованию для визуального сопровождения цели специально установленных на кабинах "П" и сопряженных с блоками управления полевых командирских перископов.

В ряде случаев, напротив, станции наведения ракет переходили на излучение без фактического пуска ракет. В результате подобного "ложного пуска" истребители-бомбардировщики начинали выполнять противоракетный маневр, подставляя себя под огонь зенитной артиллерии. Наибольшую пользу "ложный пуск" приносил в момент непосредственной атаки объекта – пилотам сразу же становилось не до наземной дели.

В то время министр обороны США Р.Макнамара многократно встречался с представителями различных комиссий конгресса, где ой с цифрами в руках пытался доказать, что "обработка с воздуха" вьетнамских стратегических объектов ведет к изнурению Северного Вьетнама. Но метод математического расчета Макнама-ры вскоре был использован и в ходе независимого расследования, проведенного корпорацией РЭНД. Его результаты, напротив, свидетельствовали о том, что массированные бомбардировки Северного Вьетнама в действительности своей цели не достигли.

Промежуточный же итог боевых действий на 25 июля 1968 г., по американским данным, выглядел так: общие потери самолетов и вертолетов составляли 5656, из них над ДРВ было сбито 920 самолетов и 10 вертолетов, остальные были сбиты над Южным Вьетнамом или потеряны в результате летных происшествий и на аэродромах. Столь большие потери в значительной мере предопределили предвыборное решение президента Л.Джонсона о прекращении налетов американской авиации на Северный Вьетнам с осени 1968 г. В результате, вьетнамцы получили передышку до 1972 г. В этом году апофеозом воздушной войны во Вьетнаме стала осуществленная США в декабре операция "Лейнбакер-2", в ходе которой приняли участие около 210 бомбардировщиков В-52, сбросивших на Ханой 13620 тонн бомб.

К этому времени Ханой прикрывало от 12-16 до 20-24 ЗРК, размещенных на треж рубежах, удаленных от города на 5-10, 15-20 и 35-40 км соответственно. На больших дальностях – до 100 км – от столицы организовывались засады на ожидаемых путях подлета американцев.

Несмотря на признания самих американцев в том, что в это время во Вьетнаме им пришлось столкнуться с самой эффективной в истории системой ПВО, результаты действия ЗРК на завершающем этапе войны противоборствующие стороны оценили также по-разному. По данным наших специалистов, в течение 1972 г. в результате 1155 боевых стрельб пуском 2059 ЗУР был сбит 421 американский самолет. В свою очередь, янки каким-то образом углядели 4224 пуска ракет, но признали гибель только 49 своих самолетов.

Значительно расходятся и общие итоги войны. По данным советских специалистов, общее количество сбитых во Вьетнаме самолетов составило 4118 (включая "беспилотники"), из которых вьетнамскими зенитными ракетными частями было сбито 1163 американских самолета, в том числе 54 В-52, а также 130 «беспилотников». Расход ракет составил 6806 штук. В свою очередь американцы зафиксировали большее число ракетных пусков – 8038, видимо, не всегда отличая "ложный пуск" от реального. Еще больше отличаются от советских данных американские оценки их потерь от ракет. Если наиболее часто встречающаяся информация о суммарных потерях самолетов и вертолетов выглядит соответственно как 3744 самолета ("беспилотники" в этой статистике не учитывались) и 4868 вертолетов, то жертвами ракет считаются всего 205 самолетов, в том числе 15 В-52.

Можно предположить, что помимо в принципе возможной заведомой дезинформации причиной занижения американцами данных о потерях от ЗРК может быть и отсутствие у них объективных данных о конкретных причинах гибели их самолетов – пилот не всегда мог известить командование о том, что подвергся обстрелу ЗРК. С другой стороны, история всех войн свидетельствует о неизбежном и, зачастую, непреднамеренном завышении числа своих побед участниками боев. Да и сопоставление рапортов ракетчиков, судивших о результативности стрельб по отметкам на экранах, с более примитивным методом учета сбитых американских самолетов вьетнамцами по заводским номерам на обломках в ряде случаев свидетельствовало о завышении числа уничтоженных ракетами самолетов в 5-9 раз. Впрочем, в аналогичной ситуации через двадцать лет оказались и сами американцы, которым пришлось отражать зенитными ракетами атаки иракских "Скадов" в ходе операции "Буря в пустыне", а затем объяснять невысокую эффективность их действия.

Однако, несмотря на то, что, даже по данным советских специалистов, ЗРК сбили менее трети уничтоженных американских самолетов, важнейшим итогом их применения стала потребность в радикальном изменении тактики боевых действий авиации, ее вынужденный переход к полетам на малых высотах, где она несла тяжелые потери от огня артиллерии и стрелкового оружия, в результате чего эффективность использования авиации значительно снижалась.

Помимо Вьетнама, ЗРК типа С-75 массово применялись и в конфликтах на Ближнем Востоке. Первый опыт их использования в "Шестидневной войне" трудно отнести к удачным. По западным данным, египтяне, располагая 18 комплексами, смогли запустить только 22 ЗУР, сбив два истребителя «Mirage-IIICJ». По советским данным, египтяне располагали 25 дивизионами С-75, а количество сбитых ракетами самолетов составило 9. Однако наиболее неприятным событием той войны стал захват израильтянами на Синайском полуострове некоторых компонентов С-75, в том числе и ракет.

Более успешно зенитные ракеты применялись в так называемой "войне на истощение". 20 июля 1969 г. египтяне сбили израильский «Piper Cub» и до начала войны 1973 г. довели число побед С-75 до 10. Одна из них была оценена египтянами очень высоко, когда С-75 17 сентября 1971 г. "сняла" на дальности 30 км самолет радиоразведки С-97.

Судя по зарубежным данным, в ходе "Октябрьской войны" 1973 г. еще 14 израильских самолетов было сбито египтянами и сирийцами с применением ЗРК типа С-75. Использовались эти комплексы и в Ливане сирийцами в 1982 г. Помимо наиболее масштабных войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке, комплексы типа С-75 использовались и во множестве других конфликтов, начиная с индо-пакистанского столкновения 1965г., когда первой их жертвой в "третьем мире" стал индийский ан-12, по ошибке принятый за пакистанский С-130, и кончая несколькими победами над авиацией сил Коалиции в ходе "Бури в пустыне".

Из наиболее поздних примеров применения комплексов типа С-75 зарубежные справочники указывают на уничтожение Су-27 над Грузией в ходе абхазского конфликта 19 марта 1993 г.

Схожі статті
Монетизуй свій талант з OnPress.info ДІЗНАТИСЯ БІЛЬШЕ